«Волчьи норы» — концлагерь для тех, кого сочли наркоманами

Мы уже неоднократно писали о том, какой беспредел происходит в местах лишения свободы и, в частности, в новосозданной «колонии для наркоманов» ИК-22, в которой, по требованию Лукашенко, осуждённые должны «просить смерти».

Огромные сроки, на которые осуждают людей, часто не являющихся наркодилерами, никак не соответствуют тяжести преступлений, не говоря уже о том, что множество этих осуждённых стали жертвами ментовских провокаций и оперативных экспериментов.

Вскоре после публикации Декрета №6 печатный рупор пропаганды «СБ» провела показательную телефонную линию с начальниками карательных структур. Менты со стажем в красках вешали слушателям и читателям лапшу на уши: в ИК-22 осуждённых будут не только «содержать», но и лечить, вышедшим из колонии будут «помогать и давать нормальное образование». Содержание заключённых, осуждённых за наркотики, отдельно это «нормальная мировая практика». Более того, заявляет сотрудник Генпрокуратуры, «из 1.000 обращений, поступивших в Генпрокуратуру, лишь одно–два касались недопустимых мер воздействия. Однако они не подтвердились»… «мы не нашли ни одного факта несоблюдения прав человека в исправительных учреждениях.» Впрочем, нагло лгать перед самой широкой аудиторией — это у наших мусоров в крови. Зажравшись за наши с вами деньги, сидя в теплых креслах, строя особняки и устраивая своих детей на хлебные должности, они меньше всего обеспокоены проблемами тех, кто страдает или пытается защитить свои права. Поэтому какими бы явными не были доказательства нарушения закона (которые они, с их же слов, и защищают), они будут вещать нам о том, что всё хорошо, а зеки только и умеют, что клеветать на доблестных сотрудников.

sb_pr_liniya
Участники «прямой линии» Сергей Дорошко и Юрий Горошко. Их объединяют не только похожие фамилии но и похожее отношение к арестантам как к людям второго сорта.

Однако поток правдивой информации не остановить и не заглушить. Не рассчитывая на справедливое разбирательство со стороны контролирующих органов, осуждённые пишут в прессу. В частности, ещё в конце 2015 года, вскоре после обещанных Лукашенко «жэстачайшых» мер, в «Белгазету», частично сделавшую себе имя на поднятии проблем осуждённых пришло письмо, в котором зэки излагали свои жалобы на бесчеловечное отношение: «Сейчас в ИК-22 содержится более 800 человек, это при том, что внутренняя инфраструктура рассчитана максимум на 800 человек.»…«Администрация колонии пытается сделать из ваших родных и близких попавших сюда быдло и стукачей. Выход на промзону обязателен для всех без исключения не смотря на то, что работы нет. Лечение на самом низком уровне, а если быть точным то оно и вовсе отсутствует, отсюда и периодические эпидемии чесотки и простудных заболеваний.» (Это к слову про обещания ментовских начальников о том, что в колониях людей лечат от наркомании, — прим. Прамень) … «Заключённых принуждают ходить в выданных костюмах (х/б пиджак, х/б рубаха, х/б брюки и керзовые ботинки) запрещая одевать под пиджаком тёплые вещи и ходить в костюмах которые прислали родственники.» … «Контролёры «навешивают» нарушения, мотивируя это правилами внутреннего распорядка, хотя на самом деле как выяснилось, таким образом они зарабатывают свои премии и подводят заключённых под ст. 117 (злостный нарушитель) для того, что бы они не смогли выйти по УДО.» …. «В зону не пропускают продукты питания фрукты, сахар и прочее. Медицинские бандероли, вообще запрещены медицинской частью, чтобы получить разрешение на такую бандероль нужно быть в очень-очень хороших отношениях с начальником медицинской части. (Не леча заключённых за счёт государства, им ещё и запрещают лечиться самим… — прим. Прамень).

Проверки которые приезжают в колонию пытаются водить таким образом чтобы заключённые не могли рассказать о своих проблемах, создавая видимость все общего благополучия. Письма в органы занимающиеся проверкой колонии попросту не выпускают, не говоря уже о жалобах на режим содержания и бесчинства которые тут творятся.»

Надо сказать, что редакция «Белгазеты» отреагировала на поступившую информацию своеобразно и взяла по этому поводу комментарий у… Алёны Красовской-Касперович, руководительницы «правозащитной» организации «Регион 119» (бывшая «Платформа», закрытая властями). Единственной, получившей право на посещение мест лишения свободы. Та в свойственной ей манере рассказала о том, что в ИК-22 колонии всё хорошо, а зэки просто не привыкли к дисциплине.

Алёна Красовская-Касперович, напомним, отметилась тем, что в своё время, проехав по тюрьмам, сказала, что в них всё не так плохо, а политзаключённые, которые жалуются на условия содержания, просто не поняли, куда попали. Это вызвало шквал критики по отношению к ней, особенно со стороны бывших политзаключённых. Одно из опровержений её россказням поступило от анархистски Валерии Хотиной. Побывав в беларуских колониях в 2015 году, Красовская-Касперович нашла время для встречи и беседы с «вором в законе» Галеем, однако не нашла времени для общения с политзаключёнными.

Интересно также, что оба предыдущих руководителя Платформы, Бондаренко и Жемчужный, при которых организации не позволяли поездки по колониям, сейчас сами отбывают срока по сфабрикованным обвинениям. Та же, кто стала на их место, резко сменила обвинительную риторику на лояльную власти и тут же получила доступ в карательные учреждения.

Тем временем издевательства в «Волчьих норах» продолжаются. Елена Яцкевич – мать осужденного по ст. 328 юноши, инвалида 2-ой группы, зависимого от медикаментов и стерильных катетеров для выведения мочи. Обращаясь в очередной раз к журналистам, она уже была в отчаянии:

Скоро не останется такой независимой газеты, какой бы мы не давали интервью, – говорит Елена Яцкевич, – ведь к чиновникам не достучаться ни напрямую, ни через их СМИ… Более того – чем больше мы боремся за наших детей, тем хуже становятся условия их содержания! […] ужесточили условия содержания так называемых наркодилеров – детям, которые сидят за пыль в кармане. Наиболее больной сейчас – вопрос санитарных норм. На 120 м2 в Ивацевичах находятся 150 человек. Это меньше квадратного метра на человека, а должно быть как минимум два. Детей пихают туда как селедку. Выносят тумбочки и монтируют дополнительные нары.

Elena_yackevich
Елена Яцкевич

И вновь Елена поднимает тему практически полного отсутствия медицинского обслуживания в колонии:

Нет одной почки, мочевой сделан из его же кишечника и избавляться мочи приходится через пуповину. Теперь уже подтекает это все из живота. Там его навозили и налечили так, что уже и снизу течёт… ведь там нет и не может быть специалистов. Таких диагнозов в стране не более ста. На воле мы знали, к кому обращаться и были в порядке. Теперь же он на нарах с воспалительным процессом, напичканный антибиотиками. По закону, его болезнь мешает дальнейшему отбыванию наказания в колонии. Апелляционные инстанции утверждают, что болезнь не входит в этот перечень. Но там чёрным по белому написано!

Интересно, почему на бравурной «прямой линии», где начальники рапортавали про полную законность, не было сказано ничего подобного? Да и допустили ли бы туда людей с подобными проблемами? Вопрос, пожалуй, риторический.

Скотские условия содержания, издевательства, отсутствие перспектив условно-досрочного освобождения, постоянное психологическое давление а также полное игнорирование любых законных попыток отстоять свои права, вероятнее всего, скоро сделают своё дело — заключённые начнут добиваться человеческого отношения другими методами, не оглядываясь на закон. Пока что их агрессия и отчаяние обращается на самих себя и они совершают самоубийства (как Артём Прокопеня в СИЗО Жодино или неизвестный мужчина в тех же Волчьих норах, однако когда она обратится на самих же карателей и их приспешников из числа заключённых в зонах (т. н. «козлов»), сотрудникам ИУ некого будет винить, кроме самих себя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.