Социальная борьба в Мексике набирает обороты

Пошел четвертый месяц начавшейся 15 мая забастовки мексиканских учителей из Национальной координации работников образования (CNTE). Три месяца без зарплаты, три месяца сна в палатках вдали от дома, похорон, арестов, исчезновений, побоев, страха, неуверенности и бесконечных часов демонстраций. Хотя эти события уже не попадают в заголовки новостей, союз остался тверд в своем требовании отмены образовательной реформы, тем самым создав пространство для гораздо более широкого движения. То, что казалось просто солидарностью, всё больше переходит во взаимную идентификацию: в борьбе учителей другие люди видят отражение собственных требований и наоборот.

Когда забастовка только началась, тактикой властей было игнорирование преподавателей и отказ говорить с ними. Поскольку это не удалось, а поддержка учителей выросла, последовало применение грубой силы, вершиной чего стал расстрел в Ночикстлане 19 июня с 12 погибшими. Это дало учительскому движению еще больше поддержки. Правительство предложило переговоры в качестве фигового листка, однако дало понять, что никакого фактического интереса к ним не имеет. Учебный год в Мексике начался в понедельник 22 августа, но в Оахаке, Чьяпасе, Герреро, Мичоакане и некоторых районах Мехико школы не открылись. Ассамблеи родителей в Чьяпасе тоже пообещали прекратить работу любой школы, которая откроется в этот день. Разочаровавшись в попытках подавить или измотать бастующих, президент Пенья Ньето заявил после начала занятий: «Диалога больше не будет, образование прежде всего». Через день, министр образования Аурелио Нуньо сказал, что «мы говорим с полной ясностью, что нет возможности возвращения к каким-либо переговорам, пока все дети не находятся там, где должны быть — в классе. И именно потому, что будущее Мексики не является предметом переговоров, реформа образования будет продолжаться». Министр обороны тоже утверждает, что вооруженные силы поддерживают реформу и что солдаты хотят «служить примером для других». И не случайно — ведь власти могут вернуться к насилию, пошедшему на спад после Ночикстлана. Так, над столицей Оахаки возобновились вертолетные рейды — впервые после той бойни — а 24-го туда прибыли еще три самолета с копами, вдобавок к тем тысячам силовиков, которые уже размещены. Когда же вертолет пролетает над детьми из Ночикстлана, временно размещенными в Мехико, они в ужасе бегут прятаться. Этот звук над их головами пробуждает страх и отчаяние того кровавого дня. Один мальчишка говорит, что когда вырастет, пойдет в полицию — убивать других полицейских за своих родных. В районе, не имеющем воды и электричества, полиция тогда применила слезогонку против домов, построенных из картона, листов металла и алюминиевых банок. Там — три десятка детей не старше 11 лет, которые задыхались и рвали от газа. 94 человека получили пулевые ранения. Как дальше жить тем, кто остался с пулей в животе — на полях работать? Подавляющее большинство жертв — очень бедные люди, не имеющие сбережений. Из-за отказа правительства предоставить медпомощь, им пришлось обращаться к частным врачам. Похороны тоже стоят по крайней мере 100-150 тысяч песо. Оплатить такие расходы можно только с помощью кредитов. 22-ая секция CNTE создала фонд помощи для пострадавших в Ночикстлане и их семей — мексиканские власти вместе с банком «Santander» вскоре закрыли его, конфисковав 17 тысяч песо. Но появился новый способ внесения средств, по понятным причинам не являющийся публичным.

Представитель Конфедерации работодателей Мексиканской республики (COPARMEX) пожаловался, что забастовка работников образования нанесла больший экономический ущерб, чем восстание сапатистов в 1994 г. И за последние недели массовые мобилизации не утихали. 9 августа, на следующий день после празднования дня рождения Эмилиано Сапаты, учителя и крестьяне захватили платную площадь на шоссе Наярит — Синалоа, позволяя машинам проезжать бесплатно и вместо этого прося водителей делать взносы в поддержку борьбы. 12 августа из тюрьмы вышли генеральный и организационный секретари 22-ой секции. В Чьяпасе учителя 5 дней блокировали предприятия транснациональных компаний, являющихся частью бизнес-ассоциации «Mexicanos Primeros». Профсоюз учителей Гватемалы 13-го числа снова выразил свою поддержку, второй раз перекрыв переход через мексиканскую границу. Около 40 студентов были задержаны 15-го в результате столкновений с полицией в Мичоакане, когда перекрыли дорогу и стали просить по 50 песо с проезжавших. Они повредили две патрульные машины и подожгли грузовик. 11 взяты под стражу, другие 28 отделались запретом участвовать в уличных акциях. Обвинения касаются препятствования коммуникациям, грабежа с отягчающими, использования взрывчатки. Первый день учебного года ознаменовался десятками тысяч людей на маршах в Оахаке и Чьяпасе (в столице последнего вышли 100 тысяч человек), а также 48-часовыми перекрытиями 25-ти шоссе в Оахаке, и многострадальный Ночикстлан не стал исключением. Между тем, скоро день независимости Мексики — 15 сентября — а государственные репрессии часто усиливаются заранее, чтобы обеспечить господство социального мира и чтобы торжеству национализма ничто не мешало.

Очередная неподконтрольная зона наметилась в Чьяпасе: 105 общин в муниципалитете Осчук совместно решили изгнать политические партии и выборных должностных лиц, вернувшись к индейским традициям и обычаям.

000222

По данным переписи 2010-го, общая численность его жителей составляет 43 350 человек. Сказали, что если их муниципальный президент Мария Глория Санчес не откажется от своего возвращения, решение о котором вынес суд, может повториться случавшееся в Сан-Хуан-Чамуле, когда мэр и еще несколько чиновников были убиты выстрелами из толпы. Сами же чамульцы заявляют, что будут укреплять свою борьбу, организовывать общины и готовы к применению оружия против власти с целью поддержки учителей. В штате Мехико тоже напряженная ситуация. Строительство шоссе для нового международного аэропорта было приостановлено в конце июля, однако 16 августа работы возобновились. Жители общины Атенко прогнали работников и укрепили лагерь в общине Токуила. В последующие дни строительство снова продолжилось, в сопровождении нанятой местными властями «ударной группы», находившейся под действием наркотиков. 19-го она снесла и сожгла лагерь, бросая в общинников камни. Но в тот же день его восстановили. «Земля не продается, она любима и защищаема!», — заявляют они. Там действуют участники околосапатистского Фронта народов в защите земли (FPDT). Начинается же подборка с картины с устроенного сапатистами культурного фестиваля «CompArte», посвященного борьбе за новое общество во всех уголках мира. Начавшись 23 июля в университете в контролируемом властями городе Сан-Кристобаль, он продолжался на территориях EZLN до 12 августа. Явка оказалась выше, чем ожидалась — 1445 представителей разных сфер искусства, в том числе свыше 300 из-за рубежа. По словам субкоманданте Мойсеса, прибыть смогли не все, т.к. у них просто нет денег для транспортировки тысяч артистов. Свое участие в мероприятии, в связи с помощью бастующим педагогам, сапатистам пришлось приостановить, кто-то мог не приехать и из-за этого, но до отмены дело не дошло.

И важность культурного сопротивления понимают не только они. Активную деятельность на этом фронте развел в тюрьме 20-летний анархист Фернандо Барсенас, арестованный в декабре 2013-го и получивший почти 6 лет по обвинению в преступной ассоциации и нарушении общественного спокойствия (из-за коктейля Молотова, которым была подожжена новогодняя елка компании «Coca-Cola» на марше против подорожания проезда в метро Мехико). В тюрьме выходит периодическое издание «El Canero» и Неформальная координация сопротивления заключенных (CIPRE), которая организовывала голодовки, благодаря чему кое-то из товарищей добился освобождения. Но помимо этого — еще семинары, киноклуб, а также коллектив «Cimarron», постоянно поддерживающий связь с тюремным населением и, опять же, созданный вместе с обычными узниками. Название «Cimarron» означает домашнее животное, сбежавшее от своих хозяев. Литературное творчество, альтернативная библиотека, музыка, рисование, йога, пространство для теоретической и общественной рефлексии… В общем, уже новый организационный этап — небольшая группа начинает долгую работу. Таким образом, попадание за решетку — не препятствие для революционеров, а связь с обитателями зон является одной из важнейших задач для искоренения тюремной системы.

Источник: https://vk.com/club22093079

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *