Катастрофа выборов в США

Второй раз в этому году мы просыпаемся и узнаем, что ультраправые консерваторы победили. Вчера на выборах в США наконец закончилась предвыборная гонка — многие с нетерпением этого ждали, так как информационная сфера не только Северной Америки, но и всего мира была заполнена информацией о Трампе и Клинтон. Порой казалось, что из беларуских СМИ мы знали больше о кандидатах в президенты США, нежели о кандидатах в президенты на выборах в РБ.

Результаты выборов оказались шокирующими для многих по всему миру — Дональд Трамп был выбран президентом США — первой экономики мира, которая оказывает влияние на огромное количество других стран.

Когда Джордж Буш начал вторую войну в Ираке, на одной из пресс конференций ему задали вопрос о том, почему он это сделал. Для Буша все было просто: по его словам, Бог сказал ему это сделать.

Сам Трамп является продолжателем идиотизма Буша. С одной стороны примитивные решения для серьезных проблем вряд ли сработают, но такие решения хорошо продаются среди обычного населения. Простые решения, которые отвлекают людей от более серьезных проблем.

Франция и Германия на подходе?

Референдум в Британии и выборы в США свидетельствуют о небывалом влиянии ультраправых популистов в западной политике. Французский национальный фронт и Альтернатива для Германии после победы Трампа будут куда более уверены в своих силах на предстоящих выборах в парламент. С уменьшением популярности традиционного политического эстеблишмента как в Германии, так и во Франции риски того, что ультраправые смогут прийти к власти становятся реальными. В конце концов никто сначала не воспринимал Трампа всерьез до начала предвыборной гонки.

А шансы у ультраправых увеличиваются с каждым днем. Так во Франции во время региональных выборов социалистическая партия отказалась от участия в выборах в некоторых регионах, призывая голосовать за умеренных правых из партии Саркози. С такими новостями можно ожидать, что Национальный Фронт сможет набрать как минимум в некоторых регионах большинство голосов. В свою очередь Альтернатива для Германии вряд ли сможет набрать необходимое большинство голосов для создания правительства в Германии — такого в стране давно никто не смог добиться, однако 20-30% голосов в стране 80 млн означает поддержку ультраправого курса приблизительно 15-20 млн. человек.

Популисты у власти в ЕС могут сыграть крайне негативную роль для любого социального движения в Беларуси. При отсутствии давления со стороны экономический и политических партнеров Лукашенко может легко вновь заняться прямым политическим террором, а возможности ухода от диктатуры упадут до минимального уровня. В подобной атмосфере анархисты будут вынуждены скорее выживать, чем заниматься политической борьбой.

Связи Трампа с Россией

На протяжении избирательной кампании неоднократно всплывали тут и там факты связей Трампа с Россией. Тут интересы и корпорации Трампа, которая занимается бизнесом в США, и личные симпатии между Путиным и Трампом. Политические стили обоих в некоторой степени схожи и вполне могут помочь найти общий язык.

Последствиями могут стать снятие санкций с России, многочисленные проблемы для сирийской оппозиции, которую США может перестать поддерживать. Помимо этого, сближениие России и США может негативно для Украины сказаться на военных действиях и ослаблении позиций украинского правительства в борьбе с Москвой. Хотя представитель США в Украине поспешила заверить, что Трамп будет помогать украинскому правительству.

Для Лукашенко избрание Трампа может открыть дверь обратно в международную политику. Безусловно пока не стоит ожидать изменений в политике ЕС, но США может перестать давить с прежним упорством на сторонников Путина в регионе. Уже сейчас мы можем видеть, что тут и там проскакивают сигналы проблем с западными спонсорами беларуской либеральной и националистической оппозиции — Трамп в качестве президента может забить еще один гвоздь в гроб оппозиционеров.

Восход фашизма

Очень многие либералы сегодня используют термин «фашизм» за пределами его политического значения. Фашистом можно обозвать и консерватора и левого государственника. Мы в свою очередь хотим поговорить о том самом фашизме, который привел Италию к диктатуре Муссолини.

В данном случае мы будем рассматривать несколько типичных характеристик фашизма. При этом стоит отметить, что на данный момент мы не считаем США фашистским государством, однако есть опасения, что под предводительством Дональда Трампа страна может повернуться к фашизму.

Традиционализм: слоган предвыборной кампании Трампа «Давайте вновь сделаем Америку великой» говорит о том, что когда-то Америка была великой, но потеряла свое величие. «Традиционное величие» американцев Трамп замечал на многих своих выступлениях, начиная от победы во второй мировой войну и заканчивая индустриальными комплексами, которые сегодня вынесены в страны третьего мира. По выступлениям Трампа, чтобы сделать Америку великой, необходимо вернуть производство обратно в США, придерживаться традиционных ценностей и построить стену…

Традиционализм очень редко обходится без расизма, который в голове у Трампа достигает запредельных высот. Трамп считает всех мексиканцев низкоквалифицированными ворами, которые пытаются подорвать экономику США. У него отличные отношения с черными, зато арабов он автоматически приравнивает к радикальных исламистам.

Национализм развивается в США на протяжении уже многих десятилетий. Он проявляется во всем: начиная от массовой культуры (фильмы, комиксы, сериалы и т.д) и заканчивая политическими дискуссиями (американцы на фоне канадцев и мексиканцев). Как история показывает, чтобы повернуть умеренный национализм в сторону радикального порой не надо много усилий, а необходимы правильные условия.

Антилиберализм: за несколько недель до выборов Трамп уже говорил о том, что будет бороться за пост президента даже если проиграет. Т.е. выборы он собирался признать только в том случае, если бы их выиграл, что собственно и сделал. В данном случае проявляется явное нежелание следовать правилам игры либеральной демократии. Помимо этого на протяжении всей предвыборной гонки Трамп критиковал либеральную систему США за мягкость в отношении протестующих и «преступников» и неспособность принимать серьезные решения.

Вопреки критики Клинтон Трамп является частью американского корпоративизма. Корпорация, которой он подарил собственное имя, занимает нишу как в производственном, так и образовательном секторе. Сам Трамп неоднократно хвастался в своих выступлениях способностями управлять успешно бизнесом — таким образом рекламируя идею использования корпоративной модели для организации государства.

Помимо этого Трамп никогда не смог бы избраться на пост президента, не будь он беспринципнейшим популистом. Это проявляется, напрмер, в идее стены с Мексикой, которую он, конечно, вряд ли воплотит за время пребывания в Белом доме. Это проявляется и в предложении запретить въезд мусульман в США.

Такие черты фашизма как милитаризм, вождизм, этатизм и антикоммунизм уже давно являются неотъемлемой частью американской политики. В этом плане Дональд Трамп не сильно отличается от своих предшественников. Не приходится сомневаться, что он продолжит следование этим концепциям во время своего правления.

В целом существует огромная вероятность того, что Трамп изменит подход ко многим вопросам после своего избрания, точно также как и Обама отбросил свои социальные лозунги, на которых он смог выбраться на первый срок. Однако на данный момент рассчитывать на это не стоит, потому что Трамп был выбран вопреки всем своим противникам внутри республиканской партии. Вряд ли он впоследствии будет делать то, что от него хотят республиканцы.

С нашей точки зрения риски поворота США к тоталитаризму после избрания Трампа становятся куда больше, чем с консервативно-либеральной Клинтон. Ухудшает ситуацию и факт развития технологий, способных куда более успешно контролировать внесистемные протестные течения.

В конце концов не стоит забывать о том, что многие диктатуры в мире начинались с легитимных выборов и заканчивались полным крахом представительской демократии. Рассматривая худший сценарий дальнейшего развития мир ждут серьезные перемены и сложные времена.

Провал левых и анархистов

В 2011 году многие с трепетом смотрели на зарождение и развитие в США движения Оккупай. Анархисты в России, к примеру, пытались начать что-то подобное и у себя, но не получилось. Оккупай Уолстрит стал на некоторое время иконой антикапиталистического движения объединив анархистов и левых. Участники протеста говорили и о кризисе 2008 и о коррупции. Критиковали политику государственных институтов. Но они не говорили о стене между Мексикой и США.

Дональд Трамп построил свою кампанию на идее «стены» и на критике политического эстеблишмента. Судя по митинга, которые собирали сотни людей, аудитория Трампа — рабочий класс и низы того, что принято считать средним классом — группа людей, которая пострадала больше всего во время кризиса ипотеки в 2008 году. Банки спасали тогда именно политики, в то время как рабочий класс понес наибольший урон. Простое решение ультраправого кандидата привлекло куда больше сторонников, чем Оккупай и #BlackLivesMatter.

Построить стену, закрыть страну для мусульман, чернокожему населению не париться, потому что все и так уже плохо — Трамп принес в американскую политику, с одной стороны, степень идиотизма, которые мы давно наблюдаем в СНГ, с другой стороны открыл политический истеблишмент для ультраправого дискурса. Расизм, сексизм и гомофобия на данный момент не волнуют американцев так, как волнуют их проблемы мексиканских мигрантов и мусульман.

Отчасти причина победы Трампа — неспособность анархического и социалистического движения своими идеями достучаться до рабочего класса. После поражений либералов ультраправым популистам в Польше, Великобритании теперь США анархисты должны взяться за голову и задуматься о том, что ждет общество дальше. Очевидно, что мы не можем продолжать политику элитаризма, которая по-умолчанию делит людей на плохих и хороших. Мы должны перестать быть субкультурой для тех кто в теме, и не отбрасывать тех, кто не нас не понімает. Не стоит ожидать от человека, который симпатизирует анархистам принятия всех принципов и полного исполнения наших ожиданий. Для преобразования людям необходимо время и другие люди, которые готовы обсуждать проблемы.И вполне возможно, что если мы хотим как-то преобразовать общество и достичь социальной революции, то нам придется разговаривать и с простыми сторонниками Трампа, Путина или Лукашенко — со всеми их недостатками вроде бытового расизма или сексизма. Все попытки избегать «неудобных» дискуссий все больше и больше маргинализируют анархистов и антиавторитариев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *