США: правые милиции

Стратегию и идеологию правых милиций США нужно изучать, в особенности тогда, когда она основана на заимствовании у анархистов идеи децентрализованного сопротивления. Фактически, используя анархистские методы организации, американские правые сумели создать гигантский силовой ресурс на случай социальных или политических потрясений в США.

Америка – странная страна. Полицейское государство, в котором людей преследуют и бьют за попытки мирных собраний на Оккупай-Уолл-стрит или в кампусах университетов, сочетается здесь с элементами местного самоуправления и прямой демократии в некоторых жилых районах, о чем пишет социальный исследователь анархист Мюррей Букчин. Сверх-жесткие законы, в соответствии с которыми человек, нелегально владеющий всего лишь кастетом, может получить полгода тюрьмы, а с другой стороны – право на хранение оружия и даже (в некоторых штатах) право на создание военизированных формирований, проходящих полноценное обучение партизанской войне, милиций.

Слово «милиция» имеет для граждан РФ вполне определенный смысл – так до недавнего времени звали полицейских. Однако для американцев это слово означает совсем другое. В их понимании милиция (от лат. militia – военная служба, войско) – это нерегулярные отряды вооружённых граждан, ополчение.

Вторая поправка к Конституции США гарантирует право народа на хранение и ношение оружия, поскольку существование хорошо организованного ополчения признаётся необходимым условием для безопасности государства. Формулировка поправки оставляет возможности для различного её толкования. Но именно этот закон стал основой для формирования милиций.

Некоторые из этих ополченцев придерживаются крайне правых взглядов, это люди расистских убеждений, выступающие за бОльшую закрытость США от внешнего мира. Кто-то из них симпатизирует Трампу. Но среди членов милиций имеется и множество других довольно аполитичных людей, которых привлекает в организации, прежде всего, экстрим и дух боевого братства. Есть и те, кто выступает против федеральных налогов и ведомств и за власть местных муниципалитетов.

В целом милиции очень разнообразны в идейно-политическом плане и откровенные ультра-правые расистские группировки, использующие оружие для нападения на идейных противников, встречаются среди них крайне редко. И все же, основная масса участников состоит из белых мужчин и (в меньшей степени) женщин, обеспокоенных присутствием в стране мигрантов или расовым происхождением президента Обамы. Подъем движения приходится как раз на годы его правления и это, конечно, не случайность. К тому же, вряд ли кто-либо из членов милиций сочтет допустимой критику наемного труда и частной собственности.

Милиции тесно связаны с движением «савайвелистов» (survivalists) – тех, кто обучается навыкам выживания в трудных условиях: в лесах, в городах после катастроф и т.д. По словам знакомого, его приятельница, которая обучалась в милициях, могла собственными руками соорудить силки из подручных материалов, чтобы поймать в лесу зайца или белку на ужин.

Среди участников милиций множество ветеранов войн в Ираке и Афганистане. Вернувшись домой, они, как это часто случается с ветеранами, ощутили себя ненужными, лишними людьми. Многие из них критически относятся к правительству. Такие люди высоко ценятся в милициях и активно делятся с другими участниками своими знаниями и опытом.

В США действуют сотни автономных милиций. Численность некоторых составляет до несколько тысяч человек, но таковы лишь самые крупные; в других не больше нескольких десятков людей. Большие милиции разбиваются на многочисленные маленькие ячейки. Одна из самых известных — Мичиганская милиция, ее численность достигала в прошлом 10 тысяч. Организация была поделена на 4 дивизии, каждая дивизия состояла из бригад, которые были организованы по территориальному признаку — по графствам. В каждой бригаде был командир, которого избирали члены его бригады.

Основа милиционной системы, наряду с внутренним демократизмом, – децентрализация. Это сеть независимых организаций, способных вести автономную деятельность. Некоторые активисты движения убеждены в преимуществах неиерархической системы «бескомандного сопротивления» (leaderless resistance).

По их мнению, любая централизованная организация крайне уязвима. Например, силам оккупационной армии достаточно внедрить агента в ее руководство, куда ведут все нити управления и куда стекается вся информация, с тем, чтобы полностью разрушить силы сопротивления. Напротив, у бескомандного сопротивления, которое представляет собою сеть независимых групп, взаимодействующих по необходимости, куда больший потенциал выживания. Кроме того, многие милиции организованы как ячейки, состоящие из друзей и родственников — так обеспечивается защита от угрозы проникновения агентов противника.

Бойцы милиций не являются теми, кто занят лишь боевыми тренировками, они – не привилегированная военная каста, которую кормят все остальные. Преобладают там люди рабочих профессий, мелкие служащие, временно занятые (впрочем, среди милиционеров много безработных). Военной подготовке, умению выживать в трудных условиях, тактике городской и сельской герильи они обучаются в свободное от работы время. Тем не менее, годы тренировок превратили милицию в хорошо подготовленную, сплоченную, спаянную общей дисциплиной партизанскую армию. Дух братства, экстрим, спорт, обучение практикам выживания и боевым техникам — вот что привлекает в милиции массу энтузиастов. Поэтому у них всегда есть пополнение.

Милиция — это не армия. Командные центры в крупных региональных объединениях милиций все же существуют, но не отдают приказы. В отличие от армии, такой центр лишь дает информацию автономным соединениям, тогда как решения о том, как действовать, они принимают самостоятельно. В качестве образца активисты милиций приводят американскую Войну за независимость (Американскую Революцию) против правительства Британии (1775-1783) . Тогда многие подразделения милиций действовали самостоятельно, а не согласно приказам из столицы.

Вообще, для милиций характерен своего рода культ Американской Революции. Дело в том, что в конце 18 столетия американские общины жили автономно, многие из них имели собственное независимое от правительства самоуправление, не знали, что такое налоги, имели самостоятельный суд и вооруженное добровольное ополчение для защиты своих интересов. Когда началось восстание против британских колонизаторов, его ядром стали именно такие ополчения (милиции). Отсюда же многие идеи современных милиций. Среди американских анархистов лишь крупный исследователь истории анархизма, сторонник либертарного коммунализма Мюррей Букчин, изучал эту традицию и ставил ее в пример.

Важную роль в милициях играет объединение, созданное несколько лет назад, которое называется «3% Объединенных патриотов». Согласно представлениям его участников, лишь 3% американцев активно поддерживали войну за независимость США против Британии или непосредственно участвовали в ней, и этого количества оказалось вполне достаточно для того, чтобы одержать верх над могучей Британской империей. Поэтому, как они полагают, если объединить вокруг милиций всего 3% американцев, этого будет достаточно для изменения политической системы США. Интересно, что изучая арабские революции, американские социологи пришли к схожим выводам: оказалось, что для их успеха понадобилось всего лишь участие 3-5% населения арабских стран.

Группировка 3% имеет некоторые важные особенности. Во-первых, она пытается создать объединение милиций на общенациональном уровне. Во-вторых, внутри нее существуют специальные отборные соединения, которые проводят частые военные тренировки, включая обучение навыкам выживание в трудных условиях, развитие способности переносить пытки, стрессы и т.д.

Таким образом, можно утверждать, что милиции эволюционируют. Они пытаются создавать общеамериканские объединеные силы и, одновременно, проводят специализированную подготовку подразделений особого назначения.

Конечно, ничего хорошего нет в том, что американские правые сумели создать такую мощную сеть, объединили сотни тысяч людей, хорошо подготовились к гражданской войне. В то же время американское леворадикальное движение сильно заражено пацифизмом еще со времен протестов против войны во Вьетнаме и ненасильственных протестов чернокожих, во главе с М.Л.Кингом. На этом примере можно видеть слабость пацифизма и американских левых: в случае новой гражданской войны в США преимущество правых над левыми будет абсолютным.

С другой стороны, возможно, американские милиции – модель или часть ответа на вопрос, как могут выглядеть вооруженные силы в ином обществе — в безгосударственнном и бесклассовом обществе самоуправления. Добровольческий принцип, дух братства, децентрализация, автономия, внутренний демократизм — все это отнюдь не «ноу-хау» правых, а элементы идеологии анархизма Бакунина (разумеется, без расизма, без ксенофобии, которой пронизаны современные американские милиции).

Источник: https://avtonom.org/author_columns/ssha-pravye-milicii

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *