За участие в митинге у пинского активиста отобрали ребёнка

Еще 20 марта Руслана Гусейнова осудили за участие в митинге в Пинске и присудили 20 базовых штрафа — притом в его отсутствие (о штрафе он узнал из письма в почтовом ящике).

Уже 4 мая у активиста изъяли дочь. Изъятие произошло по отработанной схеме: провели фиктивный осмотр жилища, составили какие-то акты и, не дав с ними ознакомится, ушли. В этих бумагах, как оказалось, написали, что в доме, например, имеются грязные игрушки, неприкрученная дверца шкафа, а у умывальника нет крана. Дополнительной причиной стало то, что жена Руслана (с которой он в разводе) несколько месяцев назад три дня отсутствовала дома. Вывод: дочь Милана находится в социально опасном положении.

— Я четыре раза лежал вместе с Миланой в больнице, — говорит Руслан. — Каждый год страхую. оплачивал садик и сдавал деньги — говорит Руслан.

Тем не менее Комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) забрала ребенка, постановив, что он не занимался воспитанием дочери и не участвовал в её жизни.

О проведении комиссии активиста также никто не информировал.

В итоге, не смотря на то, что Руслан с женой разведены, ребёнка забирают у обоих родителей и помещают Милану в детский приют, который находится рядом с кладбищем «Спокойное». Бороться за свою дочь Руслан вынужден по сей день, вместо того, чтобы готовить её к школе, куда она должна была пойти этой осенью.

Кроме того, Руслан рассказал, что на «круглых столах» чиновники угрожают другим родителям, у которых отобрали детей — так называемым «обязанным лицам» по Декрету №18 (президентский декрет, обязующий людей возмещать средства, затраченные государством на воспитание ребенка)

— Например, за неявку на работу по уважительной причине, — говорит Руслан, — они грозят лишением свободы. То есть, сразу 15 суток, потом 3 месяца ареста и, как итог, — полтора года. Причём большинство присутствовавших людей явно не являются алкоголиками или наркоманами.

Сейчас по квартирам участников митингов ходят судебные исполнители, говорит Руслан. Они фотографируют всё имущество, чтобы потом изъять.

— Скоро придут и ко мне. Сфотографируют, изымут, если этот штраф не будет оплачен. Поэтому сейчас ищу юридическую и, соответственно, финансовую помощь. Я уже потратил 463 рубля. А бороться за свои права ещё предстоит немало…

О репрессиях в отношении семей, как отмечает Руслан, говорит заполняемость детского приюта. Когда забрали Милану, она была там пятым ребёнком. А через полтора месяца в приюте уже 16 человек. И, как утверждает активист, с каждым днём количество детей увеличивается. Сложившейся ситуацией пользуются и наниматели: никуда не отпускают своих работников даже по уважительным причинам, угрожая увольнением и отобранием детей.

Как видим, репрессивный аппарат отрабатывает всё новые методы наказания несогласных. Когда отработанные методы (исключение с учебы, изгнание с работы, штрафы, сутки и избиения) перестают действовать или становятся менее эффективными, каратели замахиваются на самое дорогое, что есть у человека — его семью, а в данном случае — малолетних детей. Все это наводит на прямые аналогии со сталинским временем, когда у «врагов народа» детей отбирали и заставляли отрекаться от своих родителей. Адекватным ответом на нарастающий беспредел может быть только солидарность и радикализация борьбы всех пострадавших от власти.

По материалам: https://nash-dom.info/46080

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.