Мораль имеет значение

Термин «культура» в мировой культуре

Начиная со времён древнегреческих ораторов и до сегодняшнего мира пост-правды, вопрос формулировок был одним из ключевых в понимании любой проблемы. Термин «культура» появился в Древнем Риме в трактате о земледелии Марка Порция Катона Старшего для обозначения ухода за полем, причём не только обработки земельного участка, но и особого душевного отношения к земле. Таким образом, уже самое ранее упоминание этого термина подразумевало двоякий смысл, стоящий за ним. С тех пор это слово употреблялось во множестве значений и для каждой отдельной области знаний существует своё его определение (некоторые культурологи насчитывают более 500 определений).

Удобство использования собирательного понятия очевидно. Но, если для философии отсутствие единого смысла для термина «культура» принципиально, то, когда речь заходит о политике, изобилующей популизмом и размытыми формулировками, вся многозначность этого понятия отходит на второй план, уступая место толкованию удобному конкретной политической силе. В эпоху повальной критики мультикультурализма и реабилитации национализма пора бы разобраться в смысловом значении и различных контекстах употребления слова «культура».
Именно ракурс выбранной темы позволяет опустить подробное описание этимологии термина, соотношения понятий «культура» и «цивилизация», а также множества других срезов, которые требуют более обширной статьи. В этот раз сосредоточимся на этнологическом понимании культуры, ведь именно эта наука позволяет заглянуть в корень тех процессов, которые принято нынче называть «культурным диалогом». Стоит сразу оговориться, что автор не ставит себе целью провести полноценное исследование, а лишь делится точкой зрения по проблеме.

 

Мухи – отдельно, котлеты – отдельно

Культурная антропология – это наука о культуре как совокупности материальных объектов, идей, ценностей, представлений и моделей поведения во всех формах её проявления и на всех исторических этапах её развития. Уже в одной этой формулировке кроется важная подсказка: совокупность вовсе не обязательно означает смысловую целостность.

Другими словами, хоть материальные проявления культуры и доминирующие в обществе ценности оказывают взаимное влияние друг на друга, их стоит рассматривать не как единое целое, а как комплекс со сложными внутренними схемами взаимодействия. Иногда перенимая предметы быта у общности с другими взглядами, люди сохраняют свои устои, а иногда наоборот, меняя с течением времени ценностные установки, сохраняют рудиментарные бытовые привычки. Материальная [1] и духовная [2] культура могут не только не совпадать, но и в принципе взаимосвязаны не так тесно, как принято считать.

Представление о единстве материальной культуры, языка и доминирующих ценностных установок опасно само по себе уже тем, что противопоставляет носителей различных культур, отметая идею о возможности взаимодействия людей по всему миру, основанному на единой морали. Рассматривая эти явления по-отдельности, мы можем разрешить дилемму о сохранении демократических завоеваний во время культурного взаимодействия.

 

Защищая демократию

Существует мнение, что из-за необходимости сохранения культурного многообразия человечество не может построить общий моральный фундамент. Людей, ставящих сохранение традиций населения своей местности выше современных представлений о морали принято называть традиционалистами. Часто основой для традиционализма служат религия и патриархат, что несёт двойную опасность.

Позиция традиционалистов эта отдельная обширная тема, которая, как ни странно, набирает актуальность одновременно с ростом популярности новых правых. Так, например, очень забавно, что именно блюстители национальных традиций меньше всего обращают внимание на историю своего народа, когда речь заходит про менталитет или ценности (а иногда пускаются в откровенную мистификацию). Взять к примеру православных славянских националистов. С одной стороны, им нужно постоянно ссылаться на традиции, с другой стороны, многожёнство, идолопоклонничество, человеческие жертвоприношения, кровная месть, рабство, клановые войны, сожжение книг активно практиковались в истории многих славянских народов. Стоит ли говорить, что нынче такие вещи не в тренде даже с точки зрения православия?

Не добавляет ясности и антиколониальная теория, которой, как это ни парадоксально, порой не хватает рефлексии. Невозможно отрицать, что европоцентризм является большой проблемой для гуманитарных наук. Но критика евпропоцентризма часто доходит до абсурда, утверждая, что патриархат, к примеру, не только традиционен для арабских стран, но и должен существовать в современном мире, иначе осуществится «культурная экспансия», которая, якобы уничтожит всю уникальность материальной культуры вслед за устранением ценностных особенностей. События в Рожаве уже оспорили на практике этот миф, который и в теории-то не выдерживал критики. Технический прогресс и принятие ценностей светского гуманизма не оказывают негативного влияния на сохранность культурного и исторического наследия. Такое влияние оказывает лишь капитализм, которому выгодно развитие массовой культуры и империализма.

Оправданием империализма часто служит демонизация «диких племён» и тезис о «защите демократии». Однако, утверждать, что арабской цивилизации свойственен джихад, тоже самое, что утверждать о неразрывной связи европейской цивилизации с практикой крестовых походов. Причём не нужно обманываться по поводу того, что крестовые походы остались в прошлом. Антиимигрантская истерия сделала тему крестовых походов вновь актуальной, так совсем недавно в Бельгии оштрафовали полицейского, который носил на форме крест ордена тамплиеров [3]. Не сложно догадаться, что он не был просто историческим реконструктором, а его жест имел явный политический подтекст. Свежо на памяти и нападение православного фанатика на кинотеатр в России [4]. И это не говоря уже о непрекращающемся военном вмешательстве европейских государств на Ближний восток.

Точно также как интервенция в арабские страны преследует экономические интересы элиты европейских государств, также и миграция, терроризм, популярность исламского фундаментализма имеют экономические причины, во многом связанные с этой же империалистической интервенцией или религиозными противоречиями [5]. Искать культурные корни там, где причины лежат в области экономики, а идеологическим обоснованием служат религия и национализм, означает либо намеренную ложь, либо нежелание разбираться в сложном причинно-следственном комплексе.

 

Опиум для народа

Причём религиозному фактору хотелось бы уделить особое внимание. Записывая религиозные убеждения в неотъемлемые ценности какого-либо региона или народа, мы утверждаем возможность предрассудкам равноправно существовать на едином поле моральных ценностей вместе с гуманизмом. На самом деле выбор не стоит между ценностями одного народа и ценностями другого. Выбор гораздо проще, либо мракобесие и традиционализм, либо научный прогресс и светский гуманизм. Период мракобесия был в истории абсолютно любого народа. Было время, когда на обширных территориях земного шара существовали рабство, обычаи кровной мести и религиозные войны. Тот факт, что часть человечества смогла переступить этот период и войти в более гуманный мир, в мир, где народ, а не выдуманные политической элитой боги, определяют понятие морали и справедливости – это безусловное достижение, но достижение лежащее именно в русле общечеловеческих ценностей, а не некого межкультурного соревнования.
Сохранение религиозного и патриархального традиционализма это не тоже самое, что сохранение языка или исторических памятников. Даже если прогресс в области морали грозит исчезновением древних обычаев или ценных артефактов (хотя вряд ли он грозит чему-то, кроме мракобесия), не следует отстаивать примитивные и устаревшие догмы, как часть культурного наследия. Им будет отведено место в музеях и текстах культурологов, но на современную политическую жизнь общества эти догматы оказывать влияние не должны. Во имя благополучного будущего мы должны сместить акцент внимания с защиты ностальгических чувств традиционалистов на защиту ценности человеческой личности. Сохранение многообразия мира – это важная вещь, но даже в этом деле мы вынуждены ущемлять существование деструктивных явлений во имя процветания мира и свободы личности.

 

Мировоззренческий ориентир

Конечно, понятие ценностных приоритетов и морали очень сильно разнились в разные периоды и в разных местах. До сих пор не умолкают споры о том, возможна ли универсальная мораль для всего человечества. Стоит, однако, отметить, что представление о справедливости всё же очень схоже даже для обществ переживших различный исторический путь. А представления о добре и зле практически идентичны у всех мировых религий: христианства, ислама, иудаизма, буддизма и других. Однако, люди, которые в качестве идеала видят свободное общество в масштабах всего человечества, просто обязаны продвигать принципы устройства такого общества везде, где они ещё не возобладали, без оглядки на либеральную демагогию о насаждении иноземных традиций. Являясь фундаментом любого мировоззрения, основой для философских доктрин и политических концепций, мораль имеет решающее значение.

Ссылки:
1. Особенности быта, ведения хозяйства, уникальные проявления искусства
2. Система знаний и мировоззренческих идей, присущих конкретному историческому единству
3. https://lenta.ru/news/2017/05/20/templiers/
4. https://lenta.ru/news/2017/09/20/fire/
5. https://pramen.io/ru/2017/07/presledovaniya-religioznyh-i-etnicheskih-menshinstv-v-musulmanskom-mire/

Изюм Булкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *