Двое участковых изнасиловали дубинкой могилевчанина

Накануне Нового года двое участковых из Могилева били и истязали задержанного, вставляя милицейскую дубинку ему в задний проход. Эту историю мужчина по имени Стас рассказал корреспонденту Маргарите Корбут.

6 лет из своих 28 Стас провел в заключении. Последний раз вышел на свободу в 2014-м году, сейчас женат и имеет ребёнка.

30 декабря Стас встретился с другом, которого давно не видел. Утром вместе с ним выпивали. Потом лег спать, а проснувшись спиртное уже не употреблял. Позже слова Стаса подтвердит медицинское освидетельствование: вечером в его крови будет 0,3 промилле алкоголя – остаточные явления. Около 15 часов молодой человек вышел на улицу, чтобы зайти в магазин, который находится в том же доме, что и опорный пункт милиции.

Вот как сам Стас рассказывает о своей ситуации:

“Я решил зайти в опорку, чтобы спросить, как лучше поступить, потому что у меня были вопросы к сотрудникам милиции по другому делу. Подхожу и вижу, что на крыльце стоит парень без формы. Уже во время следствия я узнал, что это был участковый инспектор Куткович Павел Владимирович. Я не знал, кто он такой, поэтому просто спросил: «Ты мент?» Он ответил: «Да, а что ты хочешь?» Тогда я сказал, что сейчас зайду в опорку, потому, что нужно поговорить. Он ушел, а я курил на крыльце. Потом подъехала машина, из которой вышел еще один человек в гражданской одежде, подошел ко мне и потребовал выбросить сигарету. Не представился. Это был Нестерук Марьян Сергеевич, участковый. Я возразил и сказал, что докурю и тогда сам зайду в опорку, чтобы обсудить свой вопрос.

В ответ Нестерук выбил у меня из руки сигарету, вышел Куткович и прямо на крыльце они начали меня бить. Потом, чтобы не смотрели прохожие, меня затащили внутрь, надели наручники. В ход пошли кулаки. Когда я лежал на полу, Куткович стал меня душить, а Нестерук его подначивал: «Души-души его, пусть отъезжает. Это нормально». Потом я потерял сознание.

Когда очнулся и приподнял голову, бить начали снова. Каждый раз, когда я поднимал голову, били по голове, поэтому даже не знаю, был ли в помещении кто-нибудь еще, кроме этих двоих. Позже они будут утверждать, что я сам бился головой о стену. Оскорбляли, ругались матом. Кто-то сказал: «Сейчас мы тебя накажем по-взрослому». Потом один поднес к моему лицу дубинку, на которой был надет презерватив. Спустили мне штаны. Нагнули. Начали совершать эти действия дубинкой. Это делали Куткович и Нестерук. Обычные участковые. Мы с ними раньше не пересекались, я даже не успел объяснить, по какому делу пришел. Знаю только, что в Могилеве на Ленинское РОВД очень много жалоб от обычных граждан, а в прошлом году вроде бы посадили участкового за подобные действия.

Я лежал на полу в наручниках и разбитый, просил вызвать мне скорую, но этого никто не делал. Правда потом Нестерук куда-то ушел и Куткович наручники с меня снял. В это время в опорку зашел брат моей жены, потому что родственники забеспокоились и начали меня искать. Он начал снимать видео, которое, к сожалению, получилось не очень удачным. Я показал ему на побои и на лежащую пачку презервативов, где одного не хватало. Куткович сразу стал выталкивать шурина из помещения, а потом быстро начал убирать кровь и другие следы.”

Позже в опорный пункт подойдут жена и мать Стаса. Обеспокоенные женщины будут требовать, чтобы немедленно вызвали скорую. Мать будет несколько раз сама набирать 103, где у нее не примут вызов и предложат обратиться к сотрудникам милиции. Когда расстроенная женщина скажет, что милиция отказывается вызывать скорую, ей не поверят и бросят трубку.

Вернется участковый Нестерук. Будет говорить, что Стас его тоже сильно избил, что пойдет снимать побои. Участковые продолжат прессинговать Стаса, будут давить на него, в итоге у молодого человека случится истерика, он ударит по столу, за которым в тот момент сидел, и стол сломается. Вызовут наряд милиции. Окажется, что ни Куткович, ни Нестерук в тот день не должны были работать, что они пришли в опорку, чтобы доделать годовую отчетность, то есть были не при исполнении. Скорая помощь все-таки приедет, но только после наряда милиции. Стаса заберут в больницу, осмотрят побои, зафиксируют жалобы на боль в заднем проходе, перенаправят в другую больницу, где у него внезапно «обнаружится» обострившийся геморрой. Это при том, что никаким геморроем молодой человек никогда не страдал, чему можно найти подтверждение, изучив его медицинскую карту. Ночью Стаса отвезут в РОВД, закроют в камере, по дороге к которой один из мучителей скажет ему ехидное: «Сейчас мы тебя на все статьи раскрутим.» Против Стаса действительно возбудили уголовное дело по ст. 339 ч. 1 и одновременно по 17.1 КоАП (хотя по закону за одни и те же действия человек не может быть осужден дважды.)

В общей сумме Стас проведет в РОВД трое суток, в том числе и Новогоднюю ночь. Будет судебно-медицинская экспертиза, мазок, обследование. Мать и жена обратятся с жалобами в прокуратуру. Стас тоже это сделает, оказавшись на свободе. Дело разделят на разные производства. Куткович и Нестерук напишут идентичные рапорты, где укажут, что Стас шел, шатаясь и размахивая руками из стороны в сторону. Скажут, что он угрожал стереть Кутковича в порошок, что ругался матом, что они вызывали третьего сотрудника, чтобы тот надел на Стаса наручники, что не били и не истязали. При этом экспертиза подтвердит, что удары наносились кулаками и самостоятельно молодой человек нанести их себе не мог.

Сейчас начинаются суды. Показания милиционеров разительно отличаются от показаний парня. Стас говорит, что иногда Куткович и Нестерук в показаниях путаются. Например, при пояснении судье в административном процессе Куткович сказал, что стоял один на крыльце, когда Стас к нему подошел, а в рапортах у обоих написано, что Куткович и Нестерук стояли вместе. Есть и другие нестыковки. Аудиозапись судебного заседания у Стаса есть.

Стас: «По словам участковых все проходило по букве закона. Будто бы, когда ко мне подошел Нестерук, то он представился, показал мне свои документы, разъяснил мои права, сказал, что я нарушаю общественный порядок. Спросил, что у меня случилось. Когда он попросил меня пройти на опорный пункт я трижды отказался, схватил его за куртку и начал бить. Они завели меня на опорный пункт, позвонили другому сотруднику, который будто бы пришел с вызова, надел на меня наручники и вернулся на вызов. Говорили, что я наносил удары Нестеруку ногами, когда был в наручниках уже, бросался на них, когда меня опрашивали. Следователь говорила мне, что если докажут, что дубинка была, то как уголовное, так и административное дела в отношении меня будут прекращены. Я спросил, неужели ей недостаточно того, что меня избивали сотрудники милиции, которые в тот день даже не работали. Она ответила, что били меня обоснованно. И даже есть запись в журнале, что применяли в отношении меня спецсредства».

Стас уверен, что сейчас его дело хотят просто замять. Он не исключает возможности, что обоих участковых могли каким-то образом наказать внутри РОВД, но сделали это очень тихо. Он не скрывает, что пойти на такой шаг ему было сложно: «Я адекватный человек. Разве будет кто-нибудь по собственной воле о таком говорить? Пойдет на то, чтобы его обследовали на предмет проникновения дубинки в задний проход?» Он говорит, что только огласка в СМИ поможет не замять это дело и привлечь пытавших его сотрудников милиции к ответственности.

Пока из материала не совсем понятно, возбуждены ли дела в отношении сотрудников карательных служб. Но полная безнаказанность и отмороженность беспредельщиков в форме явно говорит о том, что они всё меньше боятся наказания в правовых рамках. Мы, в свою очередь, считаем, что решить проблему полицейского беспредела, или хотя бы умерить пыл садистов из милиции поможет лишь массовый политический протест и реализация права граждан на самообоорону (см. задержания анархистов 17 февраля и 15 марта, дело Святослава Барановича). Пока же человек один против целой системы, написание жалоб и привлечение внимания СМИ — единственное доступное средство борьбы.

Источник: http://protivpytok.org/sejchas-my-tebya-nakazhem-po-vzroslomu.html

One thought on “Двое участковых изнасиловали дубинкой могилевчанина

  • 20.02.2018 в 17:09
    Permalink

    Да уж. Крыша едет у ментов постепенно и в каждом подобном случае они заходят все дальше и дальше. Подобные действия уже стали привычными в соседней так называемой России, но как видим география расширяется.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.