Банды на службе государства

Бандиты выходят на политическую арену чаще, чем кажется. Причём не только в поисках денег, но и в связи с искренними предпочтениями продиктованными самой психологией их деятельности. Преступники всех мастей не оглядываются на понятия справедливости и равенства, считают страх и насилие единственными регуляторами отношений в обществе и, соответственно, очень уважают иерархию. Всё это делает их очень удобными игроками в руках важных людей в костюмах, не желающих портить репутацию личным участием в грязной работе.

Правовой нигилизм всегда был присущ низшим слоям общества, которые будучи поставленными на грань существования были просто вынуждены искать путь к выживанию в обход законов властьимущих. Но выход из правового поля лишь отправная точка. Остаётся вопрос: что делать дальше? Можно направить свой гнев на рекетиров во власти и вернуть награбленное, можно обдирать слабейших соплеменников, упиваясь властью винтовки, а можно попробовать сбежать, открывая новые горизонты. Пираты, например, сочетали в себе все три варианта. Наиболее известным же сухопутными вариантом пиратов были казаки.

Из беглых крепостных в вернейшие опричники

Беглые крестьяне из Великого княжества Литовского и Великого княжества Московского в конце XV в. начали строить поселения обнесённые частоколом («Сечь») на островах в низовьях Днепра, ниже труднопроходимых для судов порогов, где занимались сельским хозяйством и рыболовными промыслами. Запорожская Сечь была вынуждена находиться в состоянии постоянной боевой готовности из-за угрозы набегов крымских татар с юга, а вскоре разрослась до такой степени, что стала представлять угрозу и для северных соседей, волновавшихся за неприкрытую границу.

В 1572 году польский король Сигизмунд II Август принял на государственную службу 300 казаков. Так было организовано новое воинское соединение «Войско Его Королевской Милости Запорожское», основными функциями которого были участие в военных походах, полицейская служба и оборона южных границ Речи Посполитой от нападений турок и крымских татар. Казаки, служившие в войске назывались реестровыми. Остальных казаков, живших на Запорожской Сечи, польское государство официально не признавало, но иногда временно привлекало на службу в реестровое войско. Реестровые запорожские казаки часто использовались польским правительством, для выполнения полицейских функций против низовых (сечевых) казаков. Для этих целей, например, была основана крепость Кодак, гарнизон которой состоял из реестровых казаков и задача которых состояла в предотвращении всякого сношения Сечи с населением низа и верховья Днепра. [1].

Между Москвой и Речью Посполитой началось целое соревнование по завоеванию лояльности казаков, к которому позже присоединилась и Османская империя. Параллельно с подкупом шёл процесс приручения казаков и лишения их безграничных вольностей, которыми они обладали изначально. Поочерёдно государства переманивали казаков на свою сторону, предлагая им места в реестре или войске (к которым полагалось жалование и кое-какие привилегии) и подавляя их же руками многочисленные восстания вольных казаков.
В ходе длительных войн и дипломатических игр с атаманами Российской империи удалось одержать верх в этой борьбе, купив верность казаков и сделавшись с их помощью гегемоном в регионе. В XVIII в. казаки стали гармоничной частью российского войска, помимо охраны границ привычно выполнявшими функцию подавления инакомыслия. Именно казаки топтали копытами демонстрации рабочих в конце XIX – начале XX вв., они же составили основную ударную силу «белых» во время Гражданской войны. К слову, были казаки и на стороне «красных», а некоторым даже хватило ума выступить отдельной силой, но таких было меньшинство. Пережив голодомор и репрессии со стороны большевиков, казаки покорно заступают на службу к Сталину. Участвовали они и во Второй мировой войне, с обеих сторон, привычно убивая друг друга и раболепно пытаясь выклянчить у хозяев право на гордое ношение сабли. Ничего не изменил и век XXI, казаки всё также служат верными псами режима, избивая протестующих нагайками и позабыв о своих славных корнях [2,3]. В такую метаморфозу трудно поверить…

 

Мафия против рабочих

Также трудно поверить, что уже ставшие общемировой страшилкой японские банды якудзе, также начинали свой путь как объединения обездоленных. Членами таких объединений становились в основном вассалы, лишившиеся своих земель и имущества по воле сёгуна либо утратившие сюзерена, а также многочисленные безземельные наёмные воины, переходившие с места на место в поисках пропитания и нередко сбивавшиеся в банды, промышлявшие грабежом. Со временем они трансформировались в странствующих торговцев, мелких воров, вымогателей и мошенников. Уже в XVI в. они заслужили плохую репутацию, продавая некачественные товары или обманывая покупателей при совершении сделки с помощью различных технических приёмов, а позже заняли нишу в сфере азартных игр. Нередко из этой же среды происходили и скрытные наёмные убийцы (ниндзя), в отличие от самураев убивавшие бесчестными способами.

Экономический кризис, охвативший экономику Японии в начале 1930-х годов, вызвал массовую безработицу, забастовки рабочих и крестьянские волнения. Дабы не допустить взрыва народного гнева, власти решили закрыть глаза на распространение незаконных развлечений и диковинных зрелищ. Вскоре под контролем якудза оказались многочисленные игорные притоны, публичные дома и все новые кинозалы, в которых демонстрировались звуковые фильмы. Гангстеры захватывали бары и клубы, где появился вошедший в моду американский джаз, а также усиливали своё влияние в сфере найма грузчиков и строительных рабочих.
Летом 1934 года в портовом городе Кобэ местные якудзе по просьбе предпринимателей и властей жестоко усмирили бастовавших портовых рабочих, порезав профсоюзных лидеров и активистов докеров. Пока сбежавшие гангстеры ушли в подполье, их боссы благополучно договорились с городской полицией представить кровавую расправу как обычную уличную ссору, после чего якудза сдались правоохранителям с повинной и получили символические сроки.

После этого случая взаимовыгодное сотрудничество властей и организованной преступности стало лишь расширяться и приобретать всё новые формы. Апогея такая дружба достигла в послевоенной Японии, когда якудза расправившись с коммунистическим и социалистическим движением в открытую становились членами ультранационалистических организаций [4].

Нацисты на службе богатых

К слову, и сами нацисты в Германии, а фашисты в Италии появились как банды уволенных в запас военных, не нашедших себя в мирной жизни и страстно требующих реванша за поражение в Первой мировой войне. Их требования были услышаны владельцами капитала, которые стали щедро спонсировать устранение анархистов и коммунистов, мешавших капиталистам своими забастовками, а нацистам – критикой имперских амбиций.
Сотрудничество продолжается до сих пор, Вторая мировая война не прекратила его ни на минуту. Ведь у капиталистов и чиновников до сих пор есть спрос на грязных палачей, а среди обездоленных до сих пор находятся честолюбивые и беспринципные исполнители. Дело БОРН лишь мельком показало нам верхушку айсберга крепкой дружбы государства и неонацистов [7].

Ни для кого не секрет и массовый рекрутинг членов неонацистских организаций в «добровольцы» ДНР и ЛНР,. В Украине полк «Азов», пользуясь поддержкой или, как минимум, молчанием МВД, нападает на социальных активистов, анархистов и журналистов, поднимающих неудобные для государства вопросы, при почти полном молчании общества громит цыганские таборы.

Тема психологии преступника достаточно сложна, но можно с уверенностью сказать, что в становлении большинства преступников государство играет решающую роль. Именно государство создаёт ситуацию отчаяния у обнищавшего населения, оно подаёт пример насильственного решения проблем и оно же находит применение вскормленным бандам.

Наблюдая поразительное сходство организованной преступности и государства по части пренебрежения собственными законами и поддержания порядка с помощью лжи и насилия, невольно задумываешься о том, есть ли грань между этими силами. Да, банды иногда враждуют, пытаясь утвердить свою монополию на насилие, объединяясь лишь перед общей угрозой их порядкам. Это очень похоже на поведение политиков и властных кланов. Нет сомнения, что в этой системе государство всего лишь доминирующая банда.

Таким образом мораль, общечеловеческие ценности и сама история говорят нам, что настоящее преступление  это не отказ от закона в пользу совести — который делают восставшие, а отказ от совести в пользу власти сильного — который делают бандиты.

Список использованных источников:

1. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B6%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%A1%D0%B5%D1%87%D1%8C
2. https://sites.google.com/site/donskiekazakinacisty/publikacii/rossijskiekazaki-besslavnyeholuiikaratelicaragitleraiputina
3. https://secrethistory.su/541-russkie-kazaki-na-sluzhbe-vermahta.html
4. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BA%D1%83%D0%B4%D0%B7%D0%B0#%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%B0_XX_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0
5. https://varlamov.ru/2909009.html
6. https://avtonom.org/pages/kratkaya-istoriya-yakudzy
7. https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/09/25/65754-okoloborn

Клякса для pramen.io

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *