Сергея Дьячка перевели в Минск. Он не признает вину

(на фото Сергей Дьячок — справа)

Сергея Дьячка, который чуть больше месяца назад устроил стрельбу по милиционерам, убив одного и ранив второго, на этой неделе из Брестского следственного изолятора привезли в Минск. Сейчас он находится в РНПЦ в Новинках – ему назначена психолого-психологическая экспертиза.

Сергей из следственного изолятора через одного из сокамерников передал родственникам короткое письмо. В письме он просит передать ему теплую одежду, а также нанять адвоката – желательно из Минска. А еще коротко рассказывает, что случилось в тот день у озера – пишет, что защищался, и что погибший милиционер грозился отправить его в психушку.

В письме написано, что свою вину Сергей не признает.

Последние две строки послания – очень личные. Он просит передать дочери Татьяне, что всегда ее любил и любит, а также просит прощения у близких.

Сестра Сергея Нина Горбач рассказала журналистам, что ее брат «не такой как все» — «В деревне он был белой вороной. Не курил, не пил – выпивал изредка, только по случаю. Я никогда не слышала от него матерного слова. Он служил в Москве, после армии мы его определили на подготовительные курсы в ветеринарный институт. У нас один брат агроном, другой зоотехник.

Правда, Сергей не хотел быть ветеринаром, мечтал преподавать историю в школе. На курсах в Витебске он познакомился с девушкой, которая училась на фармацевта. Познакомились весной, а в октябре поженились. Ее направили работать в Иваново, в районную аптеку.

Правда, с женой они развелись давно. Дочка еще маленькая была, а сейчас ей уже за 30. Говорил, что разочаровался в семейной жизни. Но что конкретно случилось – нам не объяснял. Хотя теща считала его своим зятем до самой смерти. И с дочкой Татьяной он отношения поддерживал.

Сергей заочно окончил техникум, он автомеханик. Подавал документы в Брестский педагогический институт на исторический факультет, но как раз в разгар вступительной кампании заболел желтухой, попал в больницу. Он работал водителем, заготовителем, в Минске работал в каком-то большом магазине – сотрудником безопасности, был сторожем.

Сергей любит, чтобы все было идеально. И в доме, и вокруг. Рассказывали, что следователи даже удивились порядку в его доме. Ему тяжело на свете жить. Таких слишком правильных людей обычно не понимают…

Говорите, что правильные люди в других людей обычно не стреляют? Я брата не оправдываю. Но понимаю, как бы страшно или странно это не звучало. Милиция не раз угрожала его отправить в психушку – за то, что Сергей пытался бороться с коррупцией и браконьерством, которые процветают на нашем озере.

Он писал жалобы в райисполком, фотографировал тех, кто приезжал на озеро с сетями, а там люди разные были… Думаю, с этих жалоб все и началось… У нас в деревне люди говорят, что Сергея загубило озеро.

Местные жители говорят, что покойного милиционера со своим товарищем или родственником Сергей в тот день встретил на озере. И спросил: ну как улов? Слово за слово, у них завязалась какая-то перепалка – Сергей об этом и в своем письме пишет…

Адвоката мы ему, конечно, наняли. Все родственники деньги собирали, чтобы оплатить его работу. Давали, кто сколько мог…

Мой брат стрелял не в человека. Он стрелял в беззаконие, несправедливость и бобровичскую озерную коррупцию. Верю ли я, что в этой истории досконально разберутся, установят истину? Очень хотелось бы надеяться».

Источник: http://belaruspartisan.by/life/438762/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *