Суд по делу Комара и Емельянова. День 4-й — прения

11 февраля в процессе по уголовному делу Емельянова и Комара суд перешёл к прениям. Прокурор запросил Емельянову и Комару по 7 лет усиленного режима каждому.

Прокурор: Предварительное следствие правильно квалифицировало деяния обвиняемых.
Вывод, что обвиняемые действовали по предварительному сговору и все эпизоды доказаны.
Просит суд назначить наказание Никите Емельянову 7 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.
Ивану Комару – 7 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

Истец — представитель СИЗО:
Решение на усмотрение суда.

Адвокат Никиты Емельянова — Лепретор:
Эпизод с Мингорсудом: обвиняемые говорили об отсутствии предварительного сговора, Емельянов не посвящал Комара зачем ему нужны лампочки и краска. Для квалификации как соисполнительства необходимо, что каждый выполнил какую-то часть объективной стороны состава преступления. Комар ничего не выполнил, сторона защиты не считает нужным обсуждать осведомленность Комара, видеофиксацию — ни одно из этих действий не входит в объективную сторону, входит только умышленное повреждение фасада здания. Ущерб погашен, квитанция приобщена к уголовному делу, считает что деяние подпадает под малозначительность.
Эпизод 13 октября по ст. 295-3 УК: доказательства представленные обвинением противоречат сами себе, осмотр места происшествия был проведен спустя 12 часов, были изъяты соскобы с металлической двери, более ничего изъято не было. Для квалификации необходим предмет — он не установлен. Кроме как жидкости на двери здании ничего нет.
Я заявляю о недоказанности вины Емельянова по данному эпизоду.
Эпизод 20 октября по ст. 295-3 УК: вопрос соисполнительства — какие действия выполнял Комар? Емельянов все делал самостоятельно, ничего из объективной стороны состава преступления Комар не выполнял.
По умышленному уничтожению или повреждению историко-культурных ценностей:
Как с субъективной, так и с объективной стороны состав не наступает. Нужно четко осознавать, что это имущество является историко-культурной ценностей. Емельянов не знал об этом. Не повреждена также сама ценность. Мы выяснили размер ущерба — 1 рубль 48 копеек. В обвинении указано повреждение фасада, но повреждена была дверь.
Сторона защиты полагает, что это статья появилась в обвинении только тогда, когда органам следствия было доведено, что ущерб не 1400 рублей, а 1 рубль 48 копеек. Больше никакого объяснения я найти не могу.
По данному эпизоду прошу оправдать.
С учетом изложенного прошу назначить минимальное наказание по ч. 1 ст. 295-3 УК без назначения реального лишения свободы.

Адвокат Ивана Комара — Казак:
Мой подзащитный вину не признал в полном объеме. Считаю, что его вина не подтверждается доказательствами.
Эпизод у Мингорсуда — порчу имущества не осуществлял, лампочки не бросал.
Эпизод 13 октября — не видел, как изготавливал смесь Емельнянов, сам её не изготавливал, не хранил и не перевозил, лишь совершал видеосъемку, умысла на причинение ущерба зданию СИЗО не имел.
Эпизод 20 октября — не видел, как изготавливал смесь Емельнянов, сам её не изготавливал, не хранил и не перевозил. От участия в акции категорически отказался, остался ожидать Емельянова в сквере Адама Мицкевича, лишь передал ему камеру GoPRO.
Что касается обвинения в отношении историко-культурной ценности (здания СИЗО) необходимо осознание, что разрушающему воздействию подвергаются именно историко-культурные ценности. Отсутствовало это осознание, Комару известно об этом не было, какие-либо таблички отсутствовали.
Показания в судебном заседании являются последовательными и согласуются с доказательствами.
Показания на предварительном следствии он давал из-за давления сотрудников ГУБОПиК и неустановленного лица в камере ИВС — «пресс-хате». Обвинение не предоставило доказательств, опровергающих его слова.
В отношении заявления Комара о применении давления первому отделению Московского РОСК было поручено проведение проверки, но результаты в суде не представлены. Нет доказательств, опровергающих заявление Комара о применении недозволенных мер воздействия.
Из материалов оперативных опросов виден шантаж обвиняемых со стороны сотрудников правоохранительных органов в отношении меры пресечения и «длительных сроков».
Прошу оправдать по всем эпизодам.

Последнее слово Ивана Комара:
Не рассчитываю на оправдательный приговор, зная эту систему. Прошу, чтобы приговор был не связан с лишением свободы.
Мотив предъявленных обвинений всем очевиден.

Последнее слово Никиты Емельянова:
Я считаю, что в борьбе за свободу, справедливость и права человека цель оправдывает свои средства.
Тем не менее, зная что мне вменяется, я не согласен с требованием государственного обвинителя дать наказание в виде лишения свободы, так как ущерб является незначительным и погашенным. Больше мне добавить нечего.


Оглашение приговора состоится завтра, 12 февраля в 14:30.

Источник: https://abc-belarus.org/?p=12703

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.