Классовая теория Михаила Бакунина

Предлагаем вашему вниманию текст от товарищей из библиотеки «Вольная думка», в котором они сделали обзор классовой теории Бакунина и попытались её примерить на современное беларуское общество.

Классовые теории — наиболее распространенные способы описания и объяснения общественного устройства в радикальных направлениях мысли. Как правило, классовые теоретики разделяют общество на большие социальные группы в соответсвии с их социально-экономическим положением и указывают на объективные противоречия между ними. От социалистических учений девятнадцатого века до соверменной критической социологии исследователи выработали множество версий классовой теории. Рассмотрим одну из них, сформулированную классиком анархизма Михаилом Бакуниным и подумаем можно ли ее использовать для анализа современного беларуского общества.

Как и по большинству теоретических тем, у Бакунина нет специального текста по классовой теории. Некоторое внимание этому вопросу он уделяет в работе «Федерализм, социализм и антитеологизм» и в статье «Наука и насущное революционное дело». Первый текст адресован к европейским общественным деятелям, а второй — к русской революционной молодежи. Отсюда и различная терминология в описании социальной структуры: в первом тексте он говорит о европейских классах, а во втором — о сословном обществе Российской Империи. Не смотря на различные акценты, в обоих текстах выдержан общий подход и их можно рассматривать как взаимодополняющие.

Классовая структура

Как правило, по экономическому положению люди различаются настолько, что с группированием возникают сложности. Из-за многообразия источников и уровней дохода, а также их пересечений, некоторые теоретики считают, что выделять четкие классы нельзя и используют различные виды стратификационных теорий. Однако Бакунин считал, что не смотря на множество промежуточных социальных позиций, которые занимают люди, в обществе можно провести достаточно четкие границы между классами. Дворянская аристократия, крупные землевладельцы, раньте, фабричные и городские пролетарии, крестьяне-собственники, деревенские пролетарии — только некоторые примеры из тех, что приводит Бакунин.

По своему положению, все эти классы объединяются в две основные категории: политические (привилегированные) классы и рабочие классы. Критериев для такого разделения три: капитал, земля и буржуазное образование. Представители политических классов составляют меньшинство, владеющее собственностью и пользующееся культурными достижениями цивилизации, тогда как большинство вынуждено трудится под угрозой голода и погружено в невежество. В этом заключается основной антагонизм современного мира.

Есть и промежуточные классы, которые с одной стороны, получают выгоду от труда рабочих классов, но с другой строны подвергаются контролю и экспулатации со стороны более привилегированных классов. К ним Бакунин относит, например, мелких земельных собственников, низшее духовенство, средние слои армии и бюрократии, мелких купцов.

В таком подходе есть две особенности, делающие его гибким и в некоторым смысле современным.

Во-первых, Бакунин не сводит главный социальный антагонизм к противоречию между двумя отдельными классами. Борьба разворачивается между целыми группами классов. Внутри этих групп с течением времени одни классы могут выдвигаться на первый план, другие уходить на задний; одни классы могут исчезать, а другие возникать или модифицироваться. Так, возникнувшие сегодня классы прекариата или менеджеров, а также изменившееся положение промышленного пролетариата не рушит всю теоретическую схему.

Во-вторых, наравне с собственностью Бакунин говорит о разнице в образовании как классообразующем различии, поскольку оно может быть конвертировано в экономические блага. Эта мысль также делает его подход более гибким: любой ресурс, который может быть конвертирован в собственность должен быть признан классообразующим критерием, причем таких критериев может быть несколько.

Сегодня образование, став массовым с развитием потребности в компетентных работниках, больше не сконцентрировано в руках привилегированных классов и оно не может быть конвертировано в собственность. В случае Беларуси скорее социально-политические, чем культурные ресурсы могут обеспечить доступ к позициям внутри правящей элиты для людей без капитала. Однако уровень образования (реального, а не формального) часто является одним из главных отличий между разными видами рабочих классов. Кроме того, сохраняются сами экономические предпосылки для культурных, включая образовательные, различий между привилегированными и рабочими классами — как правило, у первых больше возможностей повысить свое образование.

В то же время критерии земли и капитала, используемые Бакуниным, кажутся вполне актуальными. В Беларуси, где значительная часть крупной собственности принадлежит государству, а частные капиталисты ему подконтрольны, принадлежность к бюрократии явялется главным механизмом обогащения привилегированных классов. Бакунин не ограничивает привилегированный класс только капиталистами, он прямо говорит о принадлежности к нему высшей части бюрократии. Сегодня этот класс среди других привилегированных вышел на первое место. Кроме того, по критерию собственности можно выделить мелких и средних капиталистов, предпринимателей/самозанятых и наемных работников.

Механизм господства

Рабочие классы под экономическим давлением вынуждены работать на собственников. Это не значит, что привилегированные классы не трудятся, но их работа — это труд по организации эксплуатации и он приносит несравненно больше дохода. Это позволяет привилегированным классам иметь досуг, который Бакунин считал высшей ценностью, дающую возможность для гармоничного развития.

Образование для Бакунина, помимо средства получить богаство, также является силой, обеспечивающей господство привилегированных классов. Оно позволяет меньшинству организовать эксплуатацию и контроль над невежественным большинством, которому образование недоступно в силу тяжелого экономического положения.

Однако образование в теории Бакунина играет роль скорее средства сохранения господства, а в основе его происхождения и удержания лежит сговор. Абсолютное меньшинство, самая верхушка правящего класса целенаправленно и осознанно создает государство — организованную силу, направленную на подчинение неорганизованной массы.

Таким образом, привилегированное меньшинство имеет досуг, позволяющий им получать образование и организованно действовать поддерживая систему принудительного труда абсолютного большинства населения.

Социальные и психологические характеристики классов

Экономическое положение привилегированных и рабочих классов непосредственно влияет на их образ жизни.

Тогда как эксплуатируемое большинство занято главным образом физической работой, труд привилегированных классов — это работа мысли, воображения и памяти. По мысли Бакунина, наряду с наличием досуга, эта особенность положения позволяет людям из высшего класса развиваться как целостным личностям. Сегодня такое разделение сомнительно: труд рабочих классов, как правило, хотя бы отчасти умственный. Вместе с тем сохраняется различие в досуге. Особенно это касается женщин рабочего класса, вынужденных помимо работы за деньги заниматься домашним трудом, что не оставляет возможностей для культурного развития.

Бакунин говорит о мировоззренческих и психологических различиях: привилегированные живут в мире цивилизации, им своейственны его достижения и пороки, тогда как рабочие классы находятся в состоянии дикости, «но зато они сохранили свежесть ума и сердца. Воспитанные трудом, хотя бы и принудительным, они сохранили чувство справедливости, много более правильной, чем справедливость юрисконсультов и кодексов; сами несчастные, они сочувствуют всякому несчастью, они сохранили здравый смысл, не испорченный софизмами доктринерской науки и обманами политики, и, так как они еще не злоупотребили и даже не воспользовались жизнью, они имеют веру в жизнь» [1, с. 28].

Такое различение сложно назвать актуальным в современной Беларуси. Между классами нет непреодолимого разрыва в уровне их «цивилизованности», напротив, большинство погружено в более-менее одинаковую идеологию. Во всяком случае социально-психологические особенности различных классов требуют дополнительного изучения.

Дополнительно изучить следует и другие особенности беларуского общества, чтобы стало возможно говорить о его классовой структуре. Теория Бакунина может быть полезным инструментом для этого. Не завершая классификацию, но указывая на принципы классового деления, а также вводя неэкономический критерий в качестве классобразующего, Бакунин, фактически, создает открытую систему. Модифицировав, ее можно применить к анализу изменившейся классовой структуры и увидеть ключевые общественные различия и противоречия.

1. Бакунин, М. А. Философия. Социология. Политика — М.: Правда, 1989. — 623с.

Источник: https://dumka.be/ru/news/klassovaya-teoriya-mihaila-bakunina

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.