Критический обзор протестов последних двух месяцев

За последние 2 месяца мы прошли чуть ли не через всю книгу возможных тактик ненасильственного сопротивления. К сожалению, пока только воскресные протесты смогли укрепиться на постоянной основе. Большинство остальных протестных форм лукашинстам удалось взять под контроль.

Рабочее движение

В первую неделю рабочие показали свою политическую силу в стране. Кадры унижения Лукашенко на собрании с рабочими в Минске облетели весь мир. Но репрессии не заставили себя долго ждать. На проходные пригнали ментов и не позволяли собираться ни группам поддержки, ни самим рабочим. На территории предприятий начали проводить «идеологическую» работу, т.е. начали запугивать рабочих увольнениями и другими проблемами. Для подкрепления своих угроз на многих предприятиях уволили или задержали наиболее активных рабочих. Некоторые из них были вынуждены выехать за границу.

На данный момент все призывы к рабочим имеют мало отношения с реальностью. Большинство запугано и нет никакой политической силы, которая могла бы оказать им серьезную поддержку. Громкие заявления от политиков в телеграм каналах и интернете не имеют никакого влияния без агитации в рабочих коллективах. Стоит отметить, что сейчас есть небольшой ручеек рабочих, который вступают в независимые профсоюзы. Однако с такой интенсивностью понадобится несколько лет для формирования более или менее серьезной силы в лице рабочих крупных предприятий.

Офисные работники, работники общественного транспорта и других секторов экономики пока не выражают никаких признаков самоорганизации в рамках рабочего движения.

Женские марши

Большую часть протеста женские марши создавали площадку для демонстраций в рабочие дни. Из-за открытого сексизма властей, а также неготовности создавать конфликтную картинку очень долго женские протесты проводились без лишних проблем с ментами.

Ситуация изменилась несколько недель назад с наступления ОМОНа на субботние протесты. Довольно стремительно получилось погасить такой марш за счет неготовности многих к интенсивным репрессиям и непосредственному конфликту с режимом.

Сегодня марши пытаются восстановить, но на данный момент, с ростом репрессий и попытками задавить последние очаги сопротивления в Минске, представляется маловозможным, что женские марши смогут восстать из пепла и вновь стать политической силой в протестном движении.

Протесты в регионах

Последние месяцы протесты за пределами столицы играли важную роль в создании давления на режим. Протест в Гродно на короткое время добился отступления местных властей от общей повестки и разрешил собрания на площади, а на местном канале планировали дать слот для протестующих. В Бресте на протяжении многих недель на улицы выходили десятки тысяч человек. Тысячи демонстрантов собирались даже в небольших городах.

Сегодня почти все города режиму удалось взять под контроль. Пока Минск продолжал выходить на мирный протест, репрессии в других городах набирали обороты. В результате репрессий и относительного отсутствия солидарности режиму удалось подавить движение в Бресте, Гродно и других крупных очагах сопротивления.

Водители и армянский сценарий

С самого начала протестов водители принимают активное участие в борьбе с режимом. Канал водители97 смог объединить большие группы протестующих, готовых помогать блокировать дороги или вывозить протестующих из горячих точек. Во время разговоров о деэскалации конфликта после первой недели протестов, водители пытались стать одной из ключевых групп по организации мирной революции по сценарию Армении — блокированию страны для экономического ущерба. Если в Армении такая форма протеста очень быстро стала главной, то в Беларуси интенсивность блокирования дорог никогда не достигла какого-то критического пункта.

Блокирование дорог пешеходами и машинами на данный момент не оказывает серьезного влияния на режим. Более того, данная тактика присутствует в основном в столице, в то время как за ее пределами нет даже небольших групп, готовых останавливать движение.

И хотя водители взяли на себя в одном из последних постов роль организаторов революции, существует очень много факторов, которые будут им в этом мешать. Сегодня в стране даже перекрытие дорог многими расценивается как провокация или насильственное сопротивление. Такая риторика является результатом быстрой деэскалации конфликта в первые дни и форсированием мирных маршей как основной формы свержения диктатуры.

Группы самообороны

С момента призыва к формированию групп самообороны на крупных телеграм каналах прошло больше месяца. За это время был создан чат и канал в телеграме для людей заинтересованных в данной теме. Однако, опять же интенсивность процесса очень быстро сошла на нет. За этот месяц в рамках дворовых инициатив было сформировано всего несколько таких групп.

Целью таких групп должна была стать защита демонстрантов от насилия пехотинцев режима во время крупных демонстраций. Помимо этого звучали призывы собирать группы самообороны для защиты районов от набегов ментов.

По факту сегодня нет тех групп самообороны, которые готовы в организованном формате давать отпор насилию режима. Внутри толпы существуют различные организованные и спонтанные группы людей, которые дают отпор ментам в той или иной ситуации, но количество таких групп способно бороться с репрессиями ситуативно, а не систематически. На воскресных маршах никогда не понятно как себя поведет толпа при появлении ментов, но чаще всего приходится рассчитывать на то, что люди будут разбегаться даже при виде небольших групп карателей.

Анархисты, антифашисты и футбольные фанаты

В беларуском обществе за последние месяцы благодаря СМИ и самому режиму сформировалась легенда о рыцарях в черной одежде, которые способны одним взглядом выжигать ментов. Сам Караев боится этих легендарных протестующих.

Однако для реального общего успеха нам нужно, чтобы товарищи по протесту воспринимали нас как легитимных участников общей протестной кампании, слышали наши предложения по тактике борьбы.

МВД/КГБ

В первые дни после выборов каратели допускали огромное количество ошибок. Вся теория и абстрактная подготовка оказались малоэффективными в реальной обстановке на улице. Ошибки привели к росту протестных настроений и укреплению борьбы с режимом.

Два месяца спустя мы видим, что стратеги сделали свои выводы. Вместо попытки разгромить все движение за одну ночь начались пошаговые репрессии, которые постепенно уничтожают протестное движение. Для борьбы с демонстрантами используется весь спектр репрессий. Начиная от деморализации небольших городов постоянными ябатьками, заканчивая неспешным открытием уголовных дел. На данный момент по всей стране количество уголовных дел по массовым беспорядкам и другим статьям превысило 500 штук. Известно о 200+ делах в Бресте и таком же количестве в Минске.

Режим понял, что слишком спешить сейчас некуда. С помощью пошаговых медленных репрессий удалось подавить протесты в крупных городах за пределами столицы. И если для Минска задержания в несколько сотен человек на окраинах марша не сыграло большой роли на динамике воскресных протестов, то в регионах постепенное наращивание давления смогло сокрушить не только сами протесты, но и мораль протестующих.

Дворы/районы

После того, как многих протестующих вытеснили с центральных площадей города, протесты перешли во дворы. Небольшие группы соседей встречаются на постоянной основе и организовывают культурные и политические события. Многие организованы через телеграм каналы местных районов.

За последний месяц инициативы во дворах смогли организовать важную культурную программу в виде концертов, чаепитий и спектаклей. В некоторых дворах политическая повестка является основной. Но в большинстве случаев культурные мероприятия отнимают куда больше внимания и усилий.

Администраторы ряда районных каналов удаляют политику в целом, а в других чатах не терпят любых радикальных обсуждений. Проходит цензура материалов по самоорганизации.

В небольших городах организация дворовых инициатив уже столкнулась с проблемами с мусорами. К примеру, на одно из собраний в Барановичах приехали мусора и забрали несколько человек. Отсутствие массовости в небольших городах очень сильно затрудняет создание новой инфраструктуры.

И хотя мы видим, что динамика развивается позитивно, а уровень самоорганизации растет с каждым днем, дворовым структурам не хватает инициативы для развития в критическую массу. И если этой критической массы не удастся достичь до момента, когда мусора начнут ездить по дворам и задерживать активистов, то дворовое движение ожидает судьба других протестных инициатив, которые относительно быстро затухают под интенсивными репрессиями режима.

Что дальше?

Очевидно, что топить за продолжение как есть особого смысла не имеет. Многие любят сравнивать протест с марафоном. Если уж дальше идти в направлении этого сравнения, то бежим мы марафон босиком по углям, а наш противник спокойно идет по асфальтной дороге. У беларуского режима сегодня куда больше ресурсов, чем у протестующих. Репрессии продолжают эффективно выбивать из строя активных участников протестного движения.

Радикализация самого протеста рано или поздно придет. Тут сомнений не возникает. Придет она скорее всего не из призывов анархистов или других радикальных групп. А придет она из-за насилия со стороны карателей в отношении народа. По нашим оценкам такая радикализация может произойти слишком поздно — многие активисты с опытом уже будут репрессированы или уедут, а мобилизовать достаточно новых людей не удастся.

Мы можем пытаться подталкивать режим к совершению ошибок различными формами. При этом вполне возможно, что в результате этих ошибок и радикализации не понадобиться — к примеру, пропадет консолидация режима и Лукашенко отдадут на растерзание народа. Подталкивать к ошибкам — не значит только бросать камни в карателей. Любые формы активного сопротивления ставят карателей и власть в позицию принятия решений.

Ультиматум Тихановской не имеет сейчас никакой политической силы. Поэтому для Лукашенко и его режима такие ультиматумы смешны. Но мы можем сегодня стать плечом к плечу и наращивать давление на Лукашенко, чтобы ультиматум был не каким-то видео из Литвы, а стал действительно ультиматумом беларуского народа. Готовиться к 25-26 важно, но еще важнее уже сегодня наращивать присутствие на улицах и показывать, что вопреки репрессиям беларуский народ может оказать сопротивление диктатуре!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.