Где мои марши на 100 000+ человек?!

Из-за событий последних недель многие люди ударились в депрессию. Протест проигрывает, мы проигрываем, а Лукашенко успешно укрепляется у руля. И действительно для революционного движения настал очень сложный момент. Попробуем в этом немного разобраться.


Спустя несколько дней после августовской эскалации уровень репрессий по Беларуси радикально снизился. Снизился, не значит исчез: задержанных продолжали избивать и пытать. Задержания проходили сотнями, но шока первых дней у большинства протестующих уже не было. Смена формата протеста с «мы прорываемся вопреки репрессиям» на «мы гуляем» очень сильно повлияла на настроения населения. Деэскалация со стороны демонстрантов позволила режиму относительно спокойно перегруппироваться и создать долгосрочную стратегию подавления репрессий.

Для начала каратели подавили все протесты в регионах: шаг за шагом увеличивалось давление на население массовыми задержаниями. Когда региональные протесты стали совсем небольшими, ресурсы с Бреста, Гродно и других протестных «столиц» можно было перенаправить на Минск. И пока Минск в эйфории выходил на стотысячные марши, в других городах десятками и сотнями заводили уголовные дела против наиболее активных участников протеста. Кто-то решил ездить в столицу на демонстрации, а кто-то решил уехать из страны, дабы избежать уголовного преследования.

Задержания 1000+ людей по воскресеньям сыграли важную роль в деморализации протеста. Только за последние две недели в Минске задержано 2000+ человек, которым оказывают поддержку близкие и родные. Огромное количество энергии уходит на организацию передач, поездки в другие города и попытки разобраться, что вообще происходит в репрессивном аппарате.

Тысячи все еще сидят на сутках, а тем кто выходит необходимо как минимум несколько дней для восстановления после изолятора. И это в лучшем случае. Многие сообщают эпидемии коронавируса в беларуской тюремной системе. История анархиста Ильи Сенько это лишь в очередной раз подтверждает. Он заехал в Окрестино как контакт первого уровня с симптома вируса. Относительно быстро он получил результаты теста после давления с воли — у него нашли COVID. Дальше ему дали 15 суток, а вместо освобождения посадили в одиночную камеру (результат теста ему сказали только уже после суток(!)). Людей, с которыми он находился в контакте никаким образом дальше не контролировали.

Многие задержанные выходят с суток заболевшими. Тюрьма — не место для укрепления иммунитета. С текущей обстановкой в стране протестное движение именно за счет репрессий оказалось под сильным ударом от коронавируса. Многие протестующие исходя из соображений безопасности не участвуют ни в каких протестах последние недели, так как оказались либо сами носителями вируса, либо являются контактом первого уровня и находятся на самоизоляции.

Мы видим, что режим не предпринимает никаких мер по борьбе с коронавирусом (за исключением масочного режима). Учитывая многочисленные факты игнорирования вируса в тюремной системе мы считаем, что он используется как один из факторов репрессий для дальнейшего подавления протестов.

Сегодня на беларускую революцию давят со всех сторон. Репрессии, насилие и убийства со стороны властей. Эпидемия коронавируса. Попытки разделить протесты на мирные и радикальные. Машина пропаганды. Все это создано для того, чтобы мы отчаялись и опустили руки. Чтобы мы подумали, что наши друзья и товарищи сдались и не могут больше бороться. Но мы пробьемся через все преграды к миру без Лукашенко!

Поправляйтесь, восстанавливайтесь и до встречи на улицах городов!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.