Камеры видеонаблюдения — угроза свободе

Вчера стало известно, что владельца Synesis и беларуского фантомаса Александра Шатрова добавили в санкционный список ЕС. Надеемся, что Шатров как настоящий патриот хранил свои деньги где-то в той самой Европе, и теперь его счета будут заморожены. В какой-то отчаянной попытке избежать санкций Саша передал владение Synesis в руки другого любителя беларуской диктатуры — Юрия Сербенкова, бывшего начальника 3 отдела 5 управления того самого ГУБОПиКа. И хотя Шатров продолжает до сих пор отрицать любые связи с режимом Лукашенко, Юра Сербенков делать это вряд ли будет.

Напомним, что мы опубликовали информацию о Synesis и автоматическом распознавании лиц еще в августе(https://pramen.io/ru/2020/08/belaruskij-rezhim-stroit-sistemu-totalnogo-video-kontrolya-v-strane/) спустя 9 дней с начала протестов. Тогда, к сожалению, ни одно СМИ не подхватило историю о фирме, помогающей Лукашенко репрессировать собственный народ. Поразительно, но куда больше внимания привлекла публикация личных данных сотрудников Synesis уже осенью. Тогда многочисленные СМИ брали комментарии у представителей фирмы, а некоторые просто репостили заявления с официального сайта. Например tut.by занимались откровенным отмыванием Шатрова и его бизнеса в стране. Мы так и не смогли разобраться в причинах, хотя и предоставили редакторам tut.by всю доступную нам информацию о компании (после короткой переписки и высылки данных, редакторы медиапортала перестали отвечать).

В результате совместной работы различных блогеров Synesis и дочерние фирмы попали в санкционный список ЕС из-за оказания помощи в репрессиях против мирных протестующих. Известно и об использовании программы Kipod с автоматических распознаванием лиц для поимки отдельных политических активистов. К примеру анархиста и блогера Николая Дедка.

Во время публикаций мы очень часто сталкивались с мнением, что система слежки не так уж и плоха, а помогает бороться с преступностью. Об этом в своих интервью говорил и сам Шатров — Kipod используется для ловли опасных преступников и поиска пропавших детей. Приблизительно такую же позицию занимают поставщики систем для слежки и автоматического распознавания лиц по всем миру. Технология помогает развитию безопасного общества и не имеет политической подоплеки. Разберемся в каждом пункте отдельно.

Дебаты вокруг камер наблюдения проходят с момента установки самых первых камер. Как они влияют на криминальную обстановку? Могут ли камеры предотвратить преступления и если да, то какие?

Многочисленные исследования доказали, что камеры действительно оказывают позитивное влияние на отдельный уровень преступности. И разговор в первую очередь идет о мелких кражах в общественных местах — карманники понимают, что за ними могут следить. Но в случае со стокгольским метро около 35% мелких краж просто перенеслись в другие места, где камер либо нет, либо они повреждены. Исследователи отмечают, что уровень преступности падает только по кражам и мошенничеству. Камеры наблюдения никак не влияют на серьезные преступления типа убийства, изнасилования или организованных нападений на отдельных людей, так как такие преступления чаще всего совершаются в закрытых пространствах или намного лучше подготовлены.

Мы часто можем слышать про историю успеха Москвы в борьбе с уголовниками с помощью автоматической системы распознавания лиц. Мол постоянно удается схватить все новых и новых преступников, находящихся в розыске. Но и тут есть отдельный фактор — эффективность московской системы слежки будет лишь понижаться, так как все больше и больше людей понимают риски использования инфраструктуры крупных городов в попытке избежать проблем с карательными органами.

Являются ли камеры политически нейтральными инструментами? Едва ли. Инфраструктура для массовой слежки разрабатывается в основном для государств и крупных корпораций. За пределами заявленного использования для повышения общей безопасности камеры используются для преследования политических оппонентов не только в Беларуси, но и по всему миру. Неважно живете вы в диктатуре, или в демократической Франции, злоупотребление слежкой происходит постоянно. Начиная с индивидуальных ментов, следящих за своими близкими или просто знакомыми и заканчивая политическими партиями, которые делают все возможное для сохранения статуса кво. Автоматическое распознавание лиц лишь добавляет еще одну возможность в инструментарий государственных репрессий против любого рода диссидентов.

Диктатура может возникнуть в любой стране вне зависимости от формы текущего правления. Даже Лукашенко пришел к власти изначально демократическим путем. И когда мы говорим о создании новых структур для увеличения безопасности общества, нам никогда нельзя забывать, что худший сценарий рано или поздно может произойти. И в Беларуси он произошел — технологию автоматического распознавания лиц использовали для подавления протестов против диктатуры, репрессий тысяч демонстрантов и стабилизации авторитарного режима. Такая же история произошла совсем недавно и в Мьянме. Нам не нужна безопасность, создающая угрозы свободе и новые возможности для роста авторитаризма. Сторонники массовой слежки говорят нам, что от будущего не уйти и рано или поздно автоматическое распознавание лиц будет работать даже в свободной Беларуси. На этом мы можем ответить, что в свободной Беларуси не будет необходимости в камерах, а с мошенниками и карманниками мы сможем бороться куда более безопасными для общества методами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.