«Мы должны быть вместе» — интервью с основательницей дома для беларуских политэмигрантов в Киеве

Уже четыре с половиной месяца в Киеве существует беларуский дом, а до этого три месяца была квартира. Сюда приезжают бегущие от режима активисты, которым некуда пойти. Одновременно здесь живут несколько десятков человек, а всего через дом прошли несколько сотен.

Мы поговорили с основательницей дома Еленой Жаркевич, чтобы подробнее узнать об этой самоорганизации. Почему важна солидарность и как жить в пространстве, где все общее и все равны.

Расскажи о взаимопомощи беларусов заграницей, Дому кто-то помогает?

Мне каждый месяц дают деньги на оплату аренды, а жизнь дома на постоянной основе поддерживают многие активисты и некоторые организации. Сами мы помогаем другим, потому что нельзя остаться в стороне, я не могу оставить людей на улице.

Однако нельзя сказать, что беларусы сильно друг другу помогают. Приехав сюда, я поняла, что солидарности у нас мало, приезжающим людям некуда пойти. Я знаю в Киеве людей, живущих в квартирах, которые им помогли снять. Это трехкомнатные, четырехкомнатные квартиры, но они не стремятся приютить у себя других, как это делала я. Некоторые, пожив у нас в Киеве, потом уезжают в Польшу и по примеру стараются кого-то там приютить, кому-то помочь. Но таких мало и этого недостаточно.

Я считаю, не просто солидарность должна быть, мы должны быть все вместе. Все, кто выходили на протесты, потому что не нравится Лукашенко, или как я, потому что против насилия. И помогать мы должны все вместе.

Хороший пример история Оксаны и её дочери Маши. У дочки обнаружили опухоль в голове и нужно было срочно делать операцию. Все собрались и за полтора часа была нужная сумма. Это яркий пример того, что беларусы должны быть вместе. Прямо до последнего. Потому что тогда будет страшно и Александру Григорьевичу.

У нас все беларусы могут рассчитывать на помощь. В приоритете политические, особенно люди с семьями, женщины с детьми, мужчины с детьми. Мы примем у себя любого, пока человек не поймет что дальше делать.

Как и почему появился этот дом?

В Киев я приехала в никуда, без денег, было тяжело. Все это время я понимала, что беларусам нужно куда-то заселяться. У меня была идея снять дом и я не понимала почему год все происходит в Беларуси, а никто этого до сих пор не сделал.

Но в итоге через месяц после приезда, мы сняли квартиру чтобы просто жить там. Я думала: «ну, если никому не надо, то мне тоже не надо, у меня ребенок…». Но квартиру мы на всякий случай сняли не однушку, не двушку, а трешку. Малоли кто-то приедет и кому-то нужно будет пожить.

Потом заселилась первая семья: мама, десятимесячная девочка и пятилетний ребенок. Они тоже были на улице им некуда было идти. Потом понеслось. Каждый день к нам заезжали новые люди, кто-то на два дня, кто-то на три, кто-то заезжал только выпить кофе…

Зачастую люди, как я, бегут с одним рюкзачком, а пока доберешься нелегально через границы, у тебя ни то что полотенца, у тебя носков нету. Такие приезжают пожить сюда. Не в хостел, там нет общения беларусов с беларусами и условия, особенно для женщин с детьми, плохие. У нас также есть продукты. Человек приходит без денег, он открывает холодильник и делает себе завтрак. Он не думает о том, как бы ему поесть.

Почему решили делать общую еду на всех, почему здесь так много всего общего?

Ну потому что мы живем все вместе. Делить продукты… как в больничке сделать пакетики и подписать? У нас тут очень много людей, которые приезжают сюда совсем без денег. У них нет даже одной гривны. У нас целая куча детей. Ну как я своего ребенка буду кормить, а другого нет? Поэтому все общее.

Если мы говорим, что беларусы должны быть все вместе, мы же не можем каждый поставить себе елку, у нас будет общая, мы не можем сделать каждому ванну, у нас общая ванна, продукты тоже общие. У нас разрешено конечно дома иметь что-то свое… Но не так чтобы я взяла конфету такая и пошла своему сыну дала, а все остальные дети смотрят и облизываются. Нет, такого у нас нету.

А кто решает что можно и что нельзя?

Все вместе. Сейчас уже реже, а раньше каждую неделю собирались. Мы озвучиваем все, что происходит за неделю: с туалетом проблема, с душем, чашки кто-то не вымывает, как оплачивать коммуналку. Садимся и обсуждаем, как все будет работать. У нас нет начальника.

Как-то приезжала семья, она начала с вопроса кто главный, хотели чтобы им отдали третий этаж. Но я не главная, у нас дома все главные. Я говорю: «давайте мы сделаем собрание и всем домом решим отдавать вам третий этаж или нет».

Есть какое-то разделение труда между женщинами и мужчинами?

Мы не делим на женщин и мужчин, все готовят и убирают одинаково. Не прокатит вариант такой «пять баб сидят — не убрали». Нифига. пять баб сидят, а один мужик пусть идет и убирает, если ему надо 🙂

У вас мужчины и женщины равны, все общее, все друг другу помогают. У вас настоящая коммуна?

Да нееет, это мы все такие беларусы. Просто мы об этом не знаем. Дворовые чатики, чаи и все такое — это тоже коммуна и это нравится беларусам. Поэтому нет, это не только наша тема, это все такие.

Борис Энгельсон для pramen.io

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.