Вторая мировая война — чему не учат в школе

Знали ли вы, что Вторая мировая на востоке принесла едва ли не больше жертв, чем в Европе? В чью честь воинов-самоубийц называют «камикадзе»? Что сподвигло Гитлера начать Холокост: антисемитские убеждения или всё-таки что-то другое?

Ответы на эти и многие другие вопросы —  в работе Артёма Кирпиченка и Валерия Столова «Вторая мировая война»

Артем Кирпиченок, Валерий Столов

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Со школьной скамьи мы учим, что Вторая мировая война началась с нападением Германии на Польшу 1 сентября 1939 года. Но так ли это?

Еще современники подвергли эту точку зрения сомнению. 28 июня 1919 г. в день подписания Версальского мирного договора французский маршал Фердинанд Фош обмолвился: «Это — не мир, а перемирие на 20 лет». Будущее полностью подтвердило его правоту. Мирные соглашения не разрешили противоречий между ведущими державами. Они лишь зафиксировали победу более сильной коалиции и подогрели в проигравших жажду реванша. Вторая мировая война стала закономерным продолжением Первой. С этой точки зрения в XX в. была только одна мировая война.

К тому же период между 1918 и 1939 гг. не был временем мира и стабильности. Это эпоха войн и революций, причем граница между ними становилась все более призрачной. Г. Стимсон, госсекретарь в правительстве Гувера, утверждает, что «Вторая мировая война началась на рельсах Мукдена». На Дальнем Востоке в это же время СССР и Япония периодически вели боевые действия в Манчжурии.

Можно спорить о точной дате начала Второй мировой войны, но, во всяком случае, утверждения, что она началась задолго до 1939 г. имеют под собой серьезные основания.

ВОЙНА НА ВОСТОКЕ

В ночь с 18 на 19 сентября 1931 г. у полотна Южно-Манчжурский железной дороги прогремел взрыв. Никто не знает, кто стоял за этим террористическим актом, но реакция расквартированных в Китае японских силы была молниеносной. 19 сентября Мукден был занят японскими войсками, а в течение последующих месяцев они оккупировали всю Манчжурию и взяли под свой контроль ряд других стратегически важных районов Китая. Примечательно, что на первых порах военные действовали исключительно по собственной инициативе. Об операции в Манчжурии не знали, не только император, кабинет и военный министр, но даже командующий Квантунской армией генерал Хондзё Сигэру. Фактически речь шла о военном перевороте, сделавшим государство заложником националистически настроенных военных из штаба японской Квантунской армии (группировка японских войск на севере Китая и в Манчжурии ). 1 марта 1932 г. в Манчьжурии было создано марионеточное прояпонское государства Манчьжоу-го, во главе которого командование Квантунской армии поставила последнего китайского императора Пу И.

ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР

Если в Европе коронованных особ, попавших в водоворот великих революций, зачастую ждал печальный конец, то на Дальнем Востоке монархи в ХХ в. продемонстрировали способность выходить сухими из воды. Японский император Хирохито, один из поджигателей мировой войны, благополучно избежал петли и умер на троне в 1989 г. Финал жизни последнего китайского императора Пу И был не столь блестящим, но, учитывая его биографию, последний монарх Китая вряд ли имел повод сожалеть о своих последних днях.

Пу И взошёл на трон 2 декабря 1908 г., в возрасте 2 лет. Его формальное правление продолжалось до 1912 г., когда революция положила конец китайской монархии. Но маленький Пу И продолжал жить за стенами роскошного императорского дворца, «Запретного города» в Пекине, где ему оказывали те же почести, что и правящему монарху. Правда покидать «Запретный город» Пу И не мог. Беззаботная жизнь экс-императора продолжалась до 1924 г., когда войска очередного честолюбивого китайского генерала, стремившегося к верховной власти, захватили Пекин. Обитателям «Запретного города» предложили убираться вон.

Пу И был вынужден собрать вещи и со своими двумя женами уехать в город Тяньцзин, где стал вести светский образ жизни. Эта идиллия продолжалась до 1931 г., когда японцы предложили ему стать правителем марионеточного государства на северо-западе Китая — Маньчжоу-Го. В 1932 г. он стал Верховным правителем страны, а в 1934-м — императором. Впрочем, эти пышные титулы ничего не значили. Реальная власть принадлежала командующему японской Квантунской армией, бывшему по совместительству послом Японии в Маньчжоу-Го. Реальное управление министерствами осуществляли советники-японцы.

В 1945 г. советские войска, действуя против Квантунской армии, вторглись на территорию Маньчжоу-Го. Пу И пытался бежать в Японию, был захвачен на аэродроме Мукдена советскими парашютистами и вскоре переправлен в СССР. Там бывший дважды император (Китая и Маньчжоу-Го) довольно быстро приспособился к реалиям сталинского «социализма». Пу И даже выразил желание вступить, в ВКП(б). У своего охранника он спрашивал: «Разве в ВКП(б) есть хоть один император?» Получив отрицательный ответ, Пу И заявил, что «он очень сожалеет об этом, пусть он будет первым императором, кто вступит в ВКП(б)».

Подобные проявления лояльности не спасли Пу И от депортации на родину, где его ждали 9 лет тюрьмы за военные преступления. В 1959 г. он вышел на свободу по амнистии и стал работать в Ботаническом саду. Как ни удивительно, китайские коммунистические власти окружили его заботой и вниманием. И даже более того — в 1964 г. бывший монарх вошёл в состав Политического консультативного совета КНР, парламента страны. Через три года Пу И скончался от рака. Его родственники до сих пор живут в Китае, пользуясь уважением сограждан.

Лишь в 1933 г. операции Японской армии в Китае были приостановлены. Китайское правительство Чан Кайши было вынуждено смириться с потерей нескольких провинций страны. Западные державы ограничились пустым сотрясением воздуха. Одним из ключевых недостатков Версальско-Вашингтонской системы было отсутствие конкретного механизма воздействия на агрессора, нарушающего ее правила.

Следующей раунд японской экспансии в Китае был открыт 7 июля 1937 г случайной перестрелкой во время учений японской армии в районе моста Лугоуцяо (моста Марко Поло). 27 июля Китаю был предъявлен ультиматум о передаче под японский контроль Пекина, а уже на следующий день город был оккупирован японскими войсками. 30 июля японцы начали наступление по всему фронту. Война получила название «Китайский инцидент» и продолжалась до военно-политического краха Японии в 1945 г. Расчеты командования японской армии, что компанию против китайцем будет возможно завершить в кратчайший срок, не оправдались. Война стала и дипломатическим провалом японцев. США, Англия, СССР поддержали антияпонские силы в Китае и стали оказывать этой стране военную помощь. К несчастью для Японии, правящая верхушка страны была расколота на противоборствующие клики, независимые не только друг от друга, но и от правительства в Токио. Так командование сухопутных войск выступало за войну в Китае и за перспективную войну против СССР, тогда как Командование Объединенного флота Японии было склонно к более острожной политике, не желая ввязываться в войну против флотов Англии и США. Одни японские монополии ориентировались на ресурсы Китая и Манчжурии, другие с вожделением взирали на богатства Юго-Восточной Азии. И те и другие заключали союзы с единомышленниками в командование армии и флота. Тем временем война затягивалась. Мао Цзе Дун, лидер китайских коммунистов еще в 1936 г. верно оценил ее перспективы: «Те кто считает, что жертвуя своим суверенитетом, Китай остановит японскую агрессию, предается бессмысленным утопическим мечтаниям. Японский флот вынашивает планы блокады наших портов, захвата Филиппин, Бирмы, Индокитая, Малайи и восточных владений Голландии. … Но Китай — слишком большая держава…. Даже если Японии удастся оккупировать значительную часть нашей страны, располагая сотней, а то и двумя миллионами мужчин, которых можно поставить под ружье, мы еще весьма далеки от поражения.»

Ресурсов Страны Восходящего солнца действительно не хватало для оккупации всей территории Китая. Японская армия увязла в войне с партизанскими силами коммунистов и регулярными войсками Чан Кай Ши. Не всегда эти сражения были успешны для японцев. Так в 1940 г. в сражении, получившем название «битва ста полков» японцы были разбиты отрядами коммунистов и потеряли более 26 тыс солдат. В ответ японцы решили прибегнуть к уничтожению необъятных людских ресурсов противника и неконвенциональным (запрещённым международными конвенциями) методам ведения войны. Вопреки популярной легенде, что во Второй мировой войне химическое оружие якобы не применялось, с 1937 по 1945 гг. японская армия применила против китайских войск и гражданского населения химическое оружие более 2000 раз. 10% китайских военных потерь приходилось на химическое оружие. Так же японцы проводили эксперименты с бактериологическим оружием и опыты по «сокращению численности населения» во время которых десятки тысяч людей блокировались без пищи и воды на ограниченных участках земли. Самым известным военным преступлением японцев стала знаменитая «Нанкинская резня» в декабре 1937 года, серия массовых убийств совершенных императорской армией после взятия города Нанкин. Число ее жертв — по различным подсчетам составляет от 200 до 500 тыс. человек. Японские историки и власти до сих пор не признают этого преступления.

Впрочем, китайцы воевали не только с японцами. Гоминдан, коммунисты, про-японские политики сражались друг против друга, не уступая японцам в жестокости. По словам американских исследователей, в результате этой гражданской войны «в хубэйском уезде Хуанань было убиты более ста тысяч жителей; в Хуанани, в окрестностях города Синь — восемьдесят тысяч. Из миллиона жителей приграничных районов Хуанани и Хубэя в живых осталось только десять тысяч. На склонах гор и двадцать лет спустя можно видеть разрушенные деревни и торчащие из-под земли человеческие кости».

Война на Востоке была не менее кровопролитной, чем в Европе. Общее число ее жертв составляет по оценке китайских специалистов, до 50 миллионов человек, столько же, сколько погибло на всех остальных полях сражений второй мировой, хотя японские историки это оспаривают.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ЕВРОПЕ

1 сентября 1939 германские войска и союзные им словацкие войска пересекли польскую границу. Вторая мировая война пришла в Европу. Немецкие бронетанковые дивизии легко прорвали растянутые боевые порядки поляков и устремились в глубь страны, окружая и громя силы противника. В ночь с 16 на 17 сентября польское правительство бежало из страны, а восточные земли Польши, еще не занятые немцами, были оккупированы СССР. Это сорокадневная компания, стала первым примером молниеносной войны — «блицкрига», войны разительно отличавшейся от позиционной войны в 1914-1918 гг.

Ударной силой немецкой армии — вермахта стали мобильные бронетанковые соединения, способные взламывать оборону противника на узких участках, быстро проходить большие расстояния, захватывать инициативу, громить вражеские тылы и в итоге выигрывать сражения. Часто противники немцев не уступали им в уровне подготовке солдат. Но вермахт превосходил их организацией, отработанной тактикой, хорошей координацией разных родов войск. Как и раньше германская военная школа обеспечила армию талантливыми полководцами. Германия являлась промышленным лидером Европы, и немецкое вооружение в целом было лучшим. Во всяком случае, оно было разработано на основе тщательного анализа опыта Первой мировой войны и отвечало требованиям «блицкрига».

Союзники, на которых Польша возлагала столько надежд — Англия и Франция, объявили войну Германии уже 3 сентября 1939 года. Но в течение нескольких месяцев эти страны воздерживались от активных боевых действий. Лишь в начале 1940 г. союзники стали строить планы оккупации Норвегии, чтобы использовать ее как стратегический плацдарм на севере Европы. Немцы опередили их . 9 апреля 1940 г. немецкие войска заняли Данию и высадились в Норвегии. Направленные туда английские и французские войска были выбиты германскими силами после непродолжительных, но ожесточенных боев.

Следующий акт драмы развернулся уже на Западном фронте. 10 мая 1940 г. вермахт силами 135 дивизий, начал генеральное наступление против Франции. Танковые колонны прошли через территорию Голландии, Бельгии, Люксембурга и вторглись во Францию. Командование французских войск и английского экспедиционного корпуса не смогло определить направление главного удара немцев, что привело к сокрушительному поражению. К 17 июня 1940 г. французская армия была разбита, а англичане были эвакуированы морем в Великобританию. Публицист Виктор Серж писал так об этих событиях так: «…Спасаются целые штабы со своими писарями и машинистками, эскадрильи самолетов, колонны новых танков, моторизированные войска… Слушаю солдатские байки про то, как в одной заварухе унтер смылся на машине под предлогом «спасения полкового знамени». Спрашиваю рассказчика: «А что если по радио прозвучит: генштаба больше нет, все унтера разжалованы! Солдаты, защищайте Францию, цепляйтесь за местность, как сможете! Он отвечает: «Такого не будет, нет! Это очевидно»

ЧУДО ПОД ДЮНКЕРКОМ

В результате блестящего манёвра фронт союзников был прорван, английский экспедиционный корпус оказался прижат к морю в районе города Дюнкерка. Гитлер 24 мая отдал преследующим противника войскам остановиться, не достигнув Дюнкерка. Это позволило в период с 27 мая по 3 июня эвакуировать через Ла-Манш в Англию около трехсот тысяч солдат. Относительно мотивов этого удивительного приказа существует несколько версий. Возможно, германский Верховный главнокомандующий опасался, что, увлёкшись преследованием, немецкие танкисты подставят себя под контрудар противника. Но некоторые историки выдвигают и более сложные (хотя и менее правдоподобные) теории. К примеру, указывают на стремление Гитлера дать Англии возможность «сохранить лицо» и тем самым сохранить шансы на заключение с ней мирного договора.

ОТНОШЕНИЕ К ВОЙНЕ

В целом, европейцы без энтузиазма отнеслись к войне. Народы Европы отлично помнили Первую мировую и то, к каким последствиям она привела. Мало кто хотел новой большой войны. По словам личного архитектора Гитлера, Альберта Шпеера 1 сентября 1939 года на улицах Берлина «люди с тревогой глядели в будущие, и вообще нестроение было явно подавленное. В отличие от того, что было в начале первой мировой, ни один полк не уходил на войну, украшенный цветами. Улицы оставались пустынными…» Лишь после разгрома Франции немцев охватило ликование — за сорок дней ценой нескольких тысяч убитых солдат была достигнута цель, ради которой в 1914-1918 гг. бесполезно были потрачены миллионы жизней.

Не проявляли особого рвения и жители других стран. Голландцы и французы массами сдавались в плен, явно не собираясь защищать свои демократии против гитлеровской диктатуры. Виктор Серж писал: «Этой войны не хотел никто. Имущие классы ничуть не желали сражаться с фашизмом, который они предпочитали «Народному фронту» (коалиция левых партий Франции — прим. ред). Интеллектуалы считали, что Франция — страна с низкой рождаемостью, только начинающая оправляться от ужасных потерь 1914-1918 гг, не может согласиться на новое кровопролитие. Левые пацифисты рассуждали в том же духе. Рабочий класс и простой народ смутно чувствовали, что их предали, не доверяли ни правительству, ни генеральному штабу, не понимали, как можно сражаться за Польшу после того как сдали социалистическую Австрию, социалистическую Испанию и союзную Чехословакию; наиболее энергичные элементы пролетарских предместий, коммунисты за ночь становились пацифистами, «антиимпериалистами», приверженцами новой «мирной политики» СССР». Лишь впоследствии, под влиянием жестокостей, творимых немцами, а также ввиду общего изменения расстановки сил на фронтах Второй мировой войны, многие французы примкнули к Сопротивлению.

Многие американцы более всего желали, чтобы далекая война в Европе обошла их стороной. Но особенно сильны такие настроения были среди чернокожих. По словам американского историка Говарада Зинна :»В черном сообществе повсеместно наблюдалось безразличное, а порой и враждебное отношение к войне”.

Динамика настроений в обществе во время Второй мировой войны были противоположны тому, что имело место в Первую мировую. Тогда в начале войны произошел взрыв патриотических чувств, который затем сменился пораженческими настроениями (с обеих сторон). Напротив, во время второй мировой первоначальное отношение к войне было скорее негативным, а затем ему на смену пришло ожесточение. Изменился сам характер боевых действий. В Первую мировую армии гнили в окопах, не продвигаясь при этом не на шаг и неся огромные потери. Это порождало мысли о бессмысленности происходящего. Вторая мировая война имела более динамичный характер, включала механизм состязательности, который часто действует в коллективе («кто же сильнее — мы или они?»).

Англичане впервые со времен Наполеона оказались перед лицом угрозы вторжения с континента. Немцы заняли даже некоторые английские острова в Ла-Манше (здесь и население, и власти полностью сотрудничали с оккупантами). Но блицкриг так и не пришел в Англию. Немецкий флот был не в состоянии разбить королевские ВМФ.

1 августа 1940 г. Гитлер подписал директиву ОКВ №17, в которой предписывалось начать воздушное наступление на Великобританию в сочетании с морской войной с тем, «чтобы создать предпосылки для окончательного поражения Англии». Первый массированный налёт последовал 13 августа. Однако, несколько месяцев налетов бомбардировщиков, получивших громкое название «Битва за Англию» стали для немцев лишь бесполезной тратой самолетов и опытных пилотов.

После разгрома Франции (10 июня 1940 г.) в европейскую войну вступила Италия, мечтавшая о создании Средиземноморской империи. Ее войска заняли Албанию, вторглись на юг Франции, а затем напали на Грецию. Правда в Греции войска Муссолини встретили сильный отпор, и в ноябре 1940 года были отброшены в Албанию.

«ИСТОРИЮ НЕ ДЕЛАЮТ ЗАПАСАМИ МУНДИРОВ»

Итальянский маршал Бадольо вежливо поинтересовался у Муссолини, понимает ли тот все последствия вступления Италии в войну. Бадольо заявил, что итальянская армия совершенно не готова к войне, как и страна в целом. Только 20% дивизий укомплектованы до штатного состава. Более 70% танковых дивизий не имеют ни одного танка. У солдат не хватает даже мундиров. Колонии совершенно не подготовлены к войне. Торговый флот рассеян по всему миру. Бадольо попытался продолжить, но Муссолини резко оборвал его: «Историю не делают запасами мундиров». Это было сказано красиво, но в итоге прав оказался все-таки Бадольо: в целом итальянцы воевали во время второй мировой войны не лучшим образом. Впрочем, были итальянские подразделения, которые воевали очень хорошо, например – боевые пловцы.

***

Неудачи преследовали итальянцев и в Северной Африке, где они попытались наступать на контролируемый англичанами Египет, к Суэцкому каналу. Под ударами англичан итальянская армия рассыпалась как карточный домик. Англичане были настолько самоуверенны, что наступая на позиции итальянцев, гнали перед собой футбольный мяч. Гитлеру пришлось послать германские войска, чтобы выручить союзника. В феврале 1941 года в Северной Африке высадились немецкие силы под командованием Эрвина Роммеля. Он отбросил англичан от Туниса и до 1942 г. создавал угрозу для британских владений.

Серьезной проблемой для немцев стали и Балканы. В апреле 1941 г. вермахт оккупировал Югославию, где к власти (после военного переворота) пришло проанглийское правительство. К концу апреля немцы захватили Грецию. Хотя с военной точки зрения вторжение было произведено безукоризненно, дальнейший контроль над Грецией и Югославией потребовал значительных сил и ресурсов: там появились партизанские движения.

География войны продолжала расширятся. 22 июня 1941 г. вермахт атаковал Советский Союз. 7 декабря 1941 г. Япония напала на главную базу американского флота в Тихом Океане Перл-Харбор. В течение нескольких месяцев японцы нанесли ряд поражений американским, английским и голландским войскам и захватили огромные территорию в Юго-Восточной Азии и в бассейне Тихого Океана. Конфликт в Азии затронул и Европу. Гитлер, недовольный помощью, направляемой из США в Англию, и связанный союзнические отношения с Японией 11 декабря 1941 г. объявил Соединенным Штатам войну.

Первая половина 1942 г. стала временем наибольших военных успехов Германии и ее союзников (стран “Оси”). Одержав победы под Харьковом и в Крыму, вермахт вышел к Волге в районе Сталинграда и на Кавказ. В Северной Африке немецкие и итальянские войска взяли важный опорный пункт англичан — город Тобрук и стояли в нескольких десятках километров от Каира. В Атлантике немецкие субмарины наносили страшные потери торговому флоту союзников. Японские войска вышли к границам Индии, а самолеты японского флота бомбили северное побережье Австралии.

Но платой за эти победы стали тяжелые потери опытных солдат и командиров, растянутые линии коммуникаций. Главная же проблема немецкого командования состояла в недооценке сил и возможностей противника, располагающего практически неограниченными людскими, промышленными и материальными ресурсами. 19 ноября 1942 г. советские войска начали наступление под Сталинградом, которое закончилось разгромом 6-й немецкой армии. 23 октября 1942 г. англичане нанесли поражение корпусу Ромеля под Эль-Аламейной и переломили ход войны в Северной Африке в свою пользу. Успех сопутствовал и американцам, выигравшим решающее сражение с японским флотом в битве при атолле Мидуэй 4 июня 1942 г.

ФЕЛЬДМАРШАЛ РОММЕЛЬ

В истории войн почетное место занимают лихие генералы-кавалеристы, мастера стремительных ударов и захватывающих рейдов по вражеским тылам. Зейдлиц и Мюрат стали легендами еще при жизни. Аналогичная судьба была и у Эрвина Роммеля, одного из самых талантливых полководцев Третьего рейха. Роммель — продукт блестящей военной школы Германии, основа которой была заложена еще в начале 19 в. Клаузвицем, Шарнхорстом и Гнейзенау. Всю свою жизнь он посвятил военной карьере. В 1910 г. он стал кадетом. В Первой мировой войне сражался на Итальянском фронте и отличился в победной для Центральных держав битве при Капоретто. После войны Роммель занимал различные командные должности, а так же проявил себя как преподаватель и военный теоретик.

После 1933 г. он был замечен Гитлером и получил назначение в личную охрану фюрера. Как и большинство немецких офицеров, Роммель был безусловно лоялен нацистскому режиму, пока военная и политическая удача была на стороне нацистов. В войне против Франции Роммель успешно командовал 7-ой бронетанковой дивизией, а 6 февраля 1941 г. и получил пост командующего Немецким Африканским корпусом.

К этому моменту англичане наголову разбили итальянскую армию, взяв 20 тыс. пленных и более 100 танков и потеряв при этом всего 500 солдат. С появлением Роммеля этот праздник подошел к концу. К месту разборки прибыл шериф. Роммель писал жене: «Я решил рискнуть и снова атаковать. Я полностью уверен, что божья десница простерта над нами, и что господь дарует нам победу.»

В его действиях гениальность и авантюризм шли рука об руку. Немцы наступали колоннами: “Первыми двигались легкие разведывательные бронеавтомобили и мотоциклы, за ними танки вперемешку с 88-мм зенитными орудиями. В центре находились командные и связные машины, ощетинившиеся антеннами. За ними следовали полевые орудия, и замыкали строй бензовозы и грузовики с боеприпасами”. Бесконечно маневрируя среди минных полей и английских позиций Роммель попадал в окружение и выходил из него, лихо наносил удары и отражал вражеские атаки, чаще всего, оставаясь победителем. Немецкие войска снабжались плохо в отличии от войск британской империи. Под конец немцы были вынуждены воевать за счет военных трофеев и на трофейной технике. Даже враги, фактически, признали заслуги Роммеля:

ВСЕМ КОМАНДИРАМ И НАЧАЛЬНИКАМ ШТАБОВ

ОТ:  Главнокомандующего

Существует реальная опасность, что наш друг Роммель станет для наших солдат колдуном или пугалом. О нем и так уже говорят слишком много. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя он очень энергичен и обладает способностями. Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь. Я хочу, чтобы вы всеми возможными способами развеяли представление, что Роммель является чем-то большим, чем обычный германский генерал. Для этого представляется важным не называть имя Роммеля, когда мы говорим о противнике в Ливии. Мы должны упоминать “немцев”, или “страны Оси”, или “противника”, но ни в коем случае не заострять внимание на Роммеле”.

Под стать Ромелю были и его подчиненные. Например, Эрнст-Гюнтер Бааде из состава 15-й танковой дивизии, очень способный офицер, несколько раз шел в бой, надев шотландскую юбку-килт и держа в руках меч.

Но в 20 столетии одними только полководческими талантами войну было выиграть нельзя. Важнейшим становился вопрос ресурсов (промышленных, военных, людских, природных), а по этим показателям немцы уступали противнику. В конце 1942 г. войска Ромеля были разбиты при Эль-Аламейне. Полководца отозвали из Африки. Он успешно руководил военными операциями в Италии и Нормандии, но ему, со временем стало понятно, что Германия будет побеждена. Роммель установил контакт с военными заговорщиками, планировавшими свержение Гитлера и это стоило ему жизни. Заговор потерпел неудачу. 14 октября 1944 г. к Ромелю пришли два офицера и от имени Гитлера предложили выбор между военным судом и самоубийством. Роммель выбрал второй вариант и был похоронен как национальный герой.

БИТВА НА МОРЕ

Раньше флотоводцы могли только гадать, где находится их противник, поскольку найти другой флот на гигантских просторах океана было крайне сложно. С появлением авиации, а затем и радаров эта проблема была решена. Впервые в истории моряки сражались друг с другом, не видя кораблей врага. 28 марта 1941 г. в бою у мыса Матапан англичане впервые обстреляли итальянские тяжелые крейсера по данным локаторов. Последние даже не успели повернуть орудия в сторону противника, находившегося в темноте за несколько километров от их расположения. На Тихом океане и японцы и американцы активно использовали авианосцы, которые сделались главной ударной силой флота, сместив с этой почетной позиции линейные корабли.

Подводные лодки снова зарекомендовали себя в качестве непревзойденного оружия против вражеской торговли. Начав войну с 57 субмаринами, немцы за первые 4 месяца войны потопили 420 тыс. тонн торгового тоннажа союзников, по 2.2. млн. тонн в 1940 и 1941 гг. и 6.3 млн. тонн в 1942 году! За всю войну потери антигитлеровской коалиции от действий нацистках подводников составили 15 млн. тонн торгового тоннажа.

В 1942 г. шло противоборство между германскими подводниками и моряками союзников, получившие название «битвы за Атлантику». Итог этого сражения оказался неутешителен для немцев. Англичане и американцы смогли организовать эффективную защиту своих конвоев от подводных лодок, используя авиацию и радиолокацию. Радары засекали подводные лодки, когда те всплывали на поверхность. Затем над ними появлялись самолеты и, используя данные радаров, сбрасывали бомбы. В конце 1942 г., командующий флота рейха, гросс-адмирал Дениц был вынужден дать приказ об отступление. Из Америки в Европу пошли корабли с войсками. Не один из них не был потоплен подводной лодкой.

ПЕРЕЛОМ В ВОЙНЕ

В следующем 1943 году расклад сил окончательно определился в пользу союза США — Англии — СССР. На русском фронте последнее генеральное немецкое наступление под Курском было сорвано. В Северной Африке высадились американцы, которые вместе с англичанами принудили итало-германские войска к капитуляции 13 мая 1943 г .

В июле того же года американцы и англичане вторглись на юг Италии. Страна раскололась по линии фронта на контролируемый немцами север и занятый союзниками юг. На Тихом океане американская компания состояла из череды кровопролитных десантных операций по захвату островов и атоллов. В ходе боев за остров Иводзима, начавшихся 19 февраля 1945 г. американцы задействовали 110 тыс. солдат. Их потери составили 21 тыс. человек убитыми и ранеными. Из японского гарнизона в 23 тыс. человек потери составили 21 тыс. человека. В плен сдалось только 212 солдат императора. Начиная с 1930-хх годов, в японских военных уставах сдача в плен приравнивалась к измене родине.

Германия и Япония оказались не в силах противостоять совместному натиску англосаксонских держав и СССР. С 1944 года их территория стала подвергаться систематическим бомбардировкам американской стратегической авиации, стиравшей с лица земли целые города. 4100 четырехмоторных бомбардировщиков ежедневно сбрасывали на Германию 35 тыс. тонн бомб. 6 июня 1944 года, огромный десант, состоявший из английских, американских, канадских и французских солдат, высадился на побережье Нормандии и начал наступление вглубь Франции.

Американские офицеры перед высадкой в Нормандии получили следующую ориентировку по поводу обороняющихся немецких войск: «Эта дивизия на 40% сформирована из немцев, многие из них частично недееспособны. Но помните, что и однорукий солдат также способен вести пулеметный огонь из ДОСа». (Долговременного оборонительно сооружения – Прим. ред.) Остальные 60% наемники, главным образом русские, а также поляки, югославы и другие граждане Балканских стран…». Один американский сержант вспоминал о первых немецких пленных в Нормандии: «Мы согнали их во фруктовый сад и поставили на охрану одного солдата. Мы попытались их допросить. Черта с два! Ни единого немца. Венгры, румыны, русские, кто угодно, но ни единого немца! Все-таки мы нашли немецкого сержанта, человека среднего возраста, который был готов делать все, что угодно, только не воевать. Он обезумел от радости, оказавшись в плену».

АМЕРКАНСКИЙ ГЕРОЙ

Среди американских командиров второй мировой войны вряд ли есть более противоречивая и яркая фигура, чем генерал Джордж Смит Паттон (1885-1945 г.), талантливый танкист, харизматичный лидер, отличный знаток военного дела, но безжалостный и полный предрассудков человек.

Патон родился в маленьком калифорнийском городке в очень знатной по американским понятиям семье. Ее корни уходят к шотландским кланам и французским гугенотам. Прадед Паттона был губернатором Вирджинии. Старшее поколение семьи Паттонов принимало участие в войне Севера и Юга на стороне Конфедерации. И отец и мать будущего генерала армии США были убежденными расистами.

С детства Джордж Паттон видел себя военным и запоем читал книги по военной истории. Ходили разговоры, что он верит в переселение душ и считает себя перевоплощением какого-то известного полководца прошлого.

Около года он учился в Вирджинском военном колледже, а затем перешел в Военную Академию США. В 1909 г. Паттон окончил учебу и стал офицером кавалерии. Даже в начале своей военной карьеры, он выделялся из общего ряда американских офицеров. К примеру, он был отличным спортсменом и в 1912 г. принял участие в Стокгольмской олимпиаде. В 1910 г. он сконструировал новую саблю для американской кавалерии, которую впоследствии приняла на вооружение и британская армия. Впрочем, Первая мировая война положила конец лихим кавалерийским атакам на Западе.

В 1916 г., Паттон принял участие в экспедиции генерала Першинга против мексиканских повстанцев Панчо Вильи. В одной из стычек он лично застрелил двух мексиканцев из револьвера. Генерал Першинг называл Паттона «Бандито», а газеты раздули его славу. Так Паттон впервые получил общенациональную известность.

После вступления США в Первую мировую войну в 1917 г. Патон расстался с лошадью и пересел на танк. Во Франции он готовил одно из первых американских танковых подразделений, затем оказался на фронте, где был ранен в левую ягодицу в сентябре 1918 года. В дальнейшем, даже будучи в высоких чинах, он любил публично спускать штаны и демонстрировать свою рану, называя себя «генерал с половиной задницы».

Послевоенная карьера Паттона связана с именем другого выдающегося американского военноначальника Дуайта Эйзенхаура, который взял опытного командира под свое крыло. В 20-хх годах Паттон усердно изучал опыт танковых боев Первой мировой войны и настойчиво (правда без особых успехов) популяризировал его в США. В 1932 г., в годы Великой депрессии, Эйзенхауэр поручил ему разогнать лагерь протеста безработных ветеранов у Белого дома. Паттон с блеском справился с этим заданием, бросив против своих бывших солдат кавалерию и танки. В ходе разгрома лагеря, один из ветеранов кричал Паттону, что спас ему жизнь в бою во Франции. Паттон, заявил, что не знает этого человека и приказал его арестовать.

В 1942 г., Паттон уже в звании генерал-лейтенанта оказался в Северной Африке, где принял участие в боях против африканского корпуса Роммеля.

Его не любили за жестокость и бесконечную муштру, но вместе с тем уважали как способного командира. В частях, которыми командовал Патон, царила железная дисциплина и порядок, что отражалось на их боевом духе.

В следующем году Паттон получил под свое начало Седьмую армию США, которая произвела успешный захват острова Сицилия. В ходе этих боев черты характера Паттона проявились в полной мере. Генерал демонстративно игнорировал жалобы на убийства его солдатами пленных немцев и мирных итальянцев, но все сходило ему с рук. Но в августе 1943 г. разразился скандал, когда Паттон избил в госпитале контуженого солдата Пола Беннета, посчитав его за симулянта. Разбушевашийся генерал размахивал револьвером и кричал: “Ты, ни на что не годный сукин сын! Трусливый у6людок! Ты — позор для армии и немедленно отправишься на передовую драться, хотя это слишком хорошо для тебя. Тебя следовало бы поставить к стенке и расстрелять, хотя и это тоже слишком хорошо для тебя. Я сейчас сам пристрелю тебя, будь ты проклят!“ История попала в газеты, и Паттона на несколько месяце отстранили от командования.

Лишь в ходе высадки американских войск в Нормандии Патон снова оказался на фронте, где руководил 3-й американской армией. В ходе боев в Арденах нуждаясь в благоприятной погоде, Паттон приказал капеллану 3-й армии США, Джеймсу О’Нейлу, молиться Богу о чистом небе. Вскоре после начала молитвы тучи рассеялись. Паттон прямо на месте молитвы наградил О’Нейла бронзовой звездой.

В ходе последующих боев его талант полностью раскрылся. Патон обратил внимание на то обстоятельство, что важнейшим преимуществом американских войск является высокая мобильность, как следствие высокого уровня моторизованости войск, современных средств связи, и развитой логистики. Он навязал немцам молниеносную маневренную войну, своего рода блицкриг, в ходя которого противник не успевал отвечать на удары американских подразделений и терял инициативу. Движение на восток войск Паттона было остановлено лишь 6 мая 1945 г., когда танки его армии шли на Прагу.

Тяжелый характер генерала создал ему немало врагов. Если в США Паттон еще мог проявить себя как хороший дипломат, научившийся ладить с политиками, то в Европе нрав потомка конфедератов дал о себе знать. Англичан Паттон презирал. Немцев он приказывал избивать без всякой пощады. Про русских Паттон говорил: «…Русские — не европейцы, а азиаты, и, следовательно, мыслят извращенно. Русского нам не легче понять, чем китайца или японца, а повидав их, у меня и не осталось особого желания понять их, кроме как выяснить, сколько свинца или железа потребуется для их уничтожения. Не считая остальных своих располагающих качеств, русские не ценят человеческую жизнь и все они — сукины дети, варвары и хронические пьяницы.» Не лучше он относился и к евреям: «Животные… недочеловеческий вид, не прошедший культурную и социальную обработку нашего времени». Посетив как-то синагогу, Паттон потом отметил в дневнике, что его чуть не вытошнило от запаха евреев.

9 декабря 1945 года Джордж Паттон погиб в автомобильной катастрофе в Германии, столкнувшись с шедшим по встречной полосе грузовиком. Он остался одним из величайших героев в американской военной истории.

***

На Восточном фронте советские войска начали наступательную операцию «Багратион», которая привела к краху центрального участка немецкого фронта. На юго-востоке советские войска оккупировали Болгарию и вторглись в Румынию, которая разорвала союз с Германией и присоединилась к союзникам. То же самое сделали другой союзник Германии — Финляндия. В начале 1945 г., вермахт предпринял последние отчаянные попытки задержать наступление врага, атаковав американские войска в Арденнах и советские войска у озера Балатон в Венгрии. Все эти операции успеха не имели. 16 апреля советские войска начали штурм Берлина. 2 мая, после упорных уличных боев город пал. 8 мая 1945 года Германия капитулировала.

Сопротивление Японии продлилось на несколько месяцев дольше. Императорская армия пыталась остановить врага атаками смертников — «камикадзе». Камикадзе – это, в первую очередь лётчики, стремящиеся поразить вражеские корабли, врезаясь в них своими набитыми взрывчаткой самолётами. Расчёт был на то, что ценность боевого корабля намного превышает ценность самолёта и лётчика. На долю камикадзе пришлось 80% американских потерь на заключительном этапе войны. В августе 1945 г. на японские города Хиросиму и Нагасаки были сброшены американские ядерные бомбы, а СССР объявил Японии войну и атаковал ее войска. Дальнейшие сопротивление стало бессмысленно. Капитуляция Японии состоялась 2 сентября 1945 года. Вторая мировая война была закончена.

АДМИРАЛ ЯМАМОТО

18 апреля 1943 г. в небе над Соломоновыми островами разыгрался скоротечный воздушный бой. Против двух транспортных самолетов и шести истребителей эскорта японцев действовало 18 американских истребителей. Спустя всего несколько минут один, а за ним и второй транспортный самолет японцев упали с небес, объятые пламенем. На следующий день, высадившаяся на острове японская спасательная партия, нашла в джунглях труп самуря, сжимавшего в мертвой руке меч. Это и был человек, за которым охотились американские истребители — лучший морской стратег Второй мировой войны, адмирал Искроку Ямамото.

Когда этот человек родился, его звали Искроку Такано. Ямамото — фамилия приемной семьи, усыновившей мальчика из бедного самурайского клана. Он окончил Академию военно-морского флота и в 1904 г. принял участие в легендарном Цусимском сражение на борту крейсера «Ниссин». Русский снаряд оторвал Ямамото два пальца.

Значительное влияние на его судьбу оказало пребывание в США, сначала как студента Гарвардского университета, а затем как военно-морского атташе (в 1925-1929 гг). Военная и экономическая мошь Америки произвели на него неизгладимое впечатление и превратили в убежденного сторонника мирного сосуществования с англосаксонскими державами. Впрочем, эта позиция была типична для многих японских флотоводцев. Гораздо более важны те умозаключения в области военной тактики, к которым пришел Ямамото в те годы. По его мнению, время линейных кораблей, как главной ударной силы флота прошло, и теперь их роль должна была перейти к авианосцам. Для европейцев подобная доктрина была слишком революционна и граничила с ересью, но Япония, будучи технически отсталой державой, была крайне заинтересована в военных новинках, которые могли бы компенсировать ее отсталость. К тому же авторитет Ямамото, как специалиста и командира был велик: сам император Хирохито прислушивался к его словам. Этот фактор помог флотоводцу пережить бурные тридцатые годы, когда миролюбивые взгляды адмирала сделали его мишенью критики со стороны радикальных военных. Но все же авторитета Ямомото оказалось недостаточно для того, чтобы предотвратить войну.

Адмирал дал точный прогноз событий: «я буду неудержимо двигаться вперёд в течение полугода или целого года, но я абсолютно не ручаюсь за второй или третий год». Большие надежды Ямамото возлагал на запланированную им атаку против главной военно-морской базы США Перл-Харбор на Гавайских островах. Он полагал, что уничтожения главных сил флота заставит Америку пойти на заключение мира. Это надежда оказалась иллюзорный, чего Ямамото, впрочем, тоже не исключал.

Война разворачивалась в полном соответствии с его с предсказаниями. Первый натиск японцев был неудержим, но затем техническое и экономическое превосходство США начали проявлять себя. Поворотным моментом стал разгром японского флота при Мидуэе, когда тщательно проработанный Ямамото план сражения оказался бесполезен. Американцы овладели искусством перехвата и расшифровки японских кодов и заранее узнали план операции. После Мидуэя репутации Ямамото был нанесен непоправимый удар. Теоретику новой морской войны как истинному самураю оставалось только умереть, и враг не отказал ему в этой любезности.

БОМБАРДИРОВКИ ГЕРМАНИИ

Во второй половине 1944г западные союзники активизировали налёты своей стратегической авиации на города и промышленные центры Германии. Английская, и американская авиация всё чаще действовали совместно, нанося массированные удары по площадям (т.н. «ковровые бомбардировки»). Своего рода символом этих налётов стал старинный город Дрезден, почти целиком уничтоженный в феврале 1945г. Вопрос о военной эффективности этих бомбардировок (их моральное осуждение не подлежит никакому сомнению) до сих пор вызывает горячие споры. Их противники обращают внимание на тот факт, что бомбардировки не могли парализовать военное производство, увеличивающееся вплоть до второй половины 1944 г. и не сокрушили моральную стойкость немцев. С другой стороны подчёркивается, что на нужды противовоздушной обороны рейха отвлекались всё большие силы, включая до 70% истребительной авиации и крупнокалиберную артиллерию. Это облегчало задачу противников Германии на фронтах. Всего в Германии в результате налётов англо-американской авиации было убито и ранено около 1,1 млн. человек, главным образом мирных жителей, а 7,5 млн. осталось без крова. Руководство британской авиации приказывало тем, кто планировал налеты: «Целью наступления являются жилые районы, а не, к примеру, доки или фабрики». Все это позволило некоторым немецким послевоенным публицистам назвать происшедшее «бомбовым Холокостом», уподобляя, таким образом, страдания немецкого населения страданиям европейских евреев, подвергаемых поголовному уничтожению нацистами. Ни инициаторы налётов, ни исполнители не привлекались к ответственности.

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НАЦИСТОВ

Перевооружение Германии, позволившее ликвидировать безработицу и повысить покупательную способность масс, а так же многочисленные социальные программы осуществлялись за счет гигантских кредитов. Германскому руководству нечем было их возвращать. Быстро рос внутренний государственный долг. Именно поэтому фюрер с 1935 г. запретил обнародование государственного бюджета. К концу 1937 г. режим нацистов стоял на пороге банкротства, не в силах рассчитаться с долгами. Выход был найден во внешней экспансии (аншлюс Австрии, оккупация Чехословакии) и в присвоении имущества евреев.

Но захваченных средств всякий раз не хватало для оплаты долгов. Чтобы избежать банкротства, предприятию Гитлера требовалось каждый раз покрывать расходы за счет выгодного мира. Чем дольше шла война и чем больше средств она пожирала, тем больше должна была быть добыча. Соответственно, чтобы ее получить, требовалось все больше насилия. Поэтому нацистская политика обращения с покоренным населением становилась все более жестокой, а экспансия – непрерывной.

Нацисты выжимали из оккупированных стран колоссальные контрибуции. Кроме того, они высасывали из покоренных народов миллионы тонн продовольствие для снабжения вермахта и для отправки продуктов в Германию. Еще одним способом ограбления других народов в пользу немцев стал рабский труд миллионов иностранных рабочих в Германии (часть вербовалась добровольно, но большинство составляли пригнанные насильно). Их работа оплачивался значительно ниже, чем труд немцев. Главный лозунг Третьего рейха мог быть сформулирован следующим образом: пусть другие народы, а не немцы несут все тяготы войны. Поэтому, вплоть до 1942 г. большинство немцев либо поддерживало Гитлера, либо относилось к нему лояльно.

То, что шло на пользу нацистскому режиму, превращало в ад жизнь населения оккупированных территорий. Так, вывоз продовольствия с советских территорий означал по подсчетам самих немцев «полное лишение питательной базы для 21,2 млн. человек».

НЕОГРАНИЧЕННОЕ НАСИЛИЕ

Вторая мировая война имеет печальную славу как одна из самых беспощадных войн в истории человечества. Бесчеловечное насилие над пленными и гражданским населением стало обычным явлением практически на всех театрах военных действий. Говоря об общей числе жертв этой войны, обычно называют цифру в 50 млн человек. Но если принять точку зрения о том, что начало второй мировой стоит отодвинуть, и приплюсовать сюда жертвы войны Китая в войне с Японией, то возможно эту цифру надо будет увеличить вдвое! Почему так случилось?

С 1914 г. мир жил в атмосфере непрекращающегося насилия. Войны, революции и контр-революции шли в разных частях земного шара, делая убийство нормальной повседневной вещью в сознании миллионов людей.

Как и первая, вторая мировая война стала тотальной. Уже не имелось разницы между фронтом и тылом. На войну работала вся экономика и почти все население. Города превращались в центры военного производства и потому, зачастую, уничтожались вместе с населением. Военная пропаганда доставала людей везде и всюду. Американский предприниматель Эндрю Хиггинс на своих заводах даже в туалетах расклеил фотографии Гитлера, Муссолини и Хирохито с надписями: “Заходи, дружище. Не смущайся. Чем дольше ты здесь торчишь, тем больше помогаешь нам”.

Противостояние больше не было семейным спором между монархами. Оно подавалось пропагандой как схватка добра со злом. Такой подход диктовался необходимостью тотальной мобилизации населения, потребностью не допустить братания и превращение войны в революцию против своего правительства, как это порой случалось во время Первой мировой. С одной стороны, выступали «фашисты», с другой «коммунисты», «плутократы» или «колонизаторы». Расистские и националистические «теории» получили широчайшее распространение в государственной пропаганде. Вражеский солдат рассматривался уже не как «противник», коллега в чужом мундире, а как «недочеловек». Подобные воззрения типичные для нацисткой Германии. Но не только для нее. В пропагандистских фильмах американских ВМФ японцев сравнивали с крысами, а журналы публиковали фотографии черепов японских солдат (журнал «Лайф» за май 1944 г.), которые американские солдаты посылали с дарственными надписями своим невестам.

И наконец, причина огромных жертв в том, что Вторая мировая война несла в себе элементы гражданской войны.

ХОЛОКОСТ

Уничтожение нацистами еврейского населения, началось сразу же после начала войны. Акции уничтожения производились “айнзатцгруппами”, во многих местах в них также принимало участие местное население. Физическое уничтожение евреев стало качественно новым этапом в антиеврейской политике нацистов. Первоначально она сводилась к лишению евреев гражданских прав, запугиванию и вытеснению их из рейха. После захвата Польши еврейское население стали сосредотачивать в «гетто», названных так по аналогии со средневековыми городскими кварталами, в которых проживали евреи. Массовые расстрелы в первые месяцы советско-германской войны (их мрачным символом является расстрел в Бабьем Яру в Киеве в конце сентября 1941 г. нескольких десятков тысяч еврейских жителей украинской столицы) положили начало третьему и самому трагическому этапу нацистского антисемитизма, получившему название «окончательное решение еврейского вопроса».

Что побудило нацистских лидеров начать тотальное, без разбора пола и возраста, а также степени угрозы или полезности индивида, которую он представлял для Германии, истребление евреев? Мотивы нацистов до конца не ясны и служат объектом многочисленных предположений и теорий. Условно весь комплекс этих предположений можно разделить на два направления. Представители первого, обычно называемого интенционалистским (intencia-намерение) делают упор на то, что антисемитизм с самого начала являлся стержнем идеологии нацизма, на который «нанизывались» её остальные элементы. Поэтому, «окончательное решение» стало закономерным и единственно возможным итогом политики, опирающейся на данную идеологию. В свою очередь, сторонники второго направления, именуемого «функционалистским» делают упор на неизбежную логику войны и функционирование сложной бюрократической машины Третьего рейха. По мнению функционалистов, переход к политике истребления еврейского населения был связан с сочетанием ряда факторов: внутренних проблем рейха, стремления различных ведомств повысить свой вес, уничтожая «врагов государства» и т.д. По мнению современного немецкого исследователя Гетца Али, уничтожение евреев было самым крупным в истории «убийством с целью грабежа». В результате захвата имущества евреев было оплачено 5% расходов немецкой военной машины и решены серьезные финансовые затруднения Третьего рейха.

В январе 1942 г. в Берлине было проведено совещание ответственных за решение «еврейской проблемы» высших представителей нацистской бюрократии, получившее название «Ванзейской конференции», на котором были озвучены планы полной ликвидации еврейского населения Европы. С другой стороны нацисты предлагали своим противникам выкупить евреев или даже принять какую-то их часть бесплатно. Но никто не захотел принять миллионы евреев и нести расходы по их содержанию и трудоустройству в условиях, когда вся работа экономики подчинена решению военных задач.

Для уничтожения евреев в рамках системы концентрационных лагерей рейха появились специальные лагеря уничтожения. Там умерщвление людей производилось как с помощью «традиционных» расстрелов и повешений, с помощью удушающих газов, а также голодом и непосильным трудом. Иногда такие «комбинаты смерти» сооружались специально (например, лагерь «Треблинка» близ Варшавы), иногда они были частью более крупных комплексов, как Аушвиц-Биркенау, входивший в состав самого крупного лагерно комплекса Аушвиц (польское название — Освенцим).

Жертвами «окончательного решения еврейского вопроса» стали, по разным оценкам, до 6 миллионов человек. Точное число жертв неизвестно. В 60-70-е гг. для обозначения трагедии еврейского населения Европы появился специальный термин «Холокост», означающий по-гречески «всесожжение.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Есть все основания считать Вторую мировую войну, не только конфликтом между государствам, но и гражданской войной. Выдающийся немецкий историк Эрнст Нольте назвал ее «европейской гражданской войной». Но это гражданские войны в те годы шли не только в Европе.

Националисты в различных регионах надеялись добиться государственной независимости при помощи одной из воюющей сторон. Некоторые политические группировки хорватов, эстонцев, латышей, украинцев и др. в силу обстоятельств выбрали союз с Германией. Этот блок привел их к военному поражению. Более успешно действовали националистические движения в странах Азии, которые старались маневрировать между воюющими сторонами, пользуясь удаленностью метрополий. Индийский национальный конгресс поддержал военные усилия Великобритании, но более радикальные политики страны отправились в Берлин и Токио в поисках военной помощи. Индонезийские националисты создали свои вооруженные силы при помощи японцев, и после поражения империи Восходящего Солнца быстро провозгласили свою независимость, пока не вернулись старые хозяева — голландцы.

Правящие классы Европы видели в Германии оплот капиталистической системы, чем умело воспользовалось коммунистическое подполье. Пропаганда коммунистов умело совмещало националистические и социальные лозунги, направленные против собственников-коллаборационистов. Это привело к возникновению в ряде стран Европы и Азии (в Югославии, Греции, Франции, Италии) коммунистических партизанских отрядов. Лозунги этих движений, выступавших за независимые (от Германии) национальные государства и социализм не так уж сильно отличались, например, от тех идей, за которые выступали, например, украинские националисты из УПА, боровшиеся против СССР и за украинскую государственность и социализм.

ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ

Как и первая мировая, Вторая мировая война привела к революционным событиям. Но они не были такими масштабными как в период 1917-1923 гг. и по этой причине менее известны.

Вторая половина 40х — начало 50х гг. прошлого века характеризуется мощным подъемом рабочего движения в Европе. Отправной точкой движения стало оставление владельцами-колаборационистами крупных промышленных предприятий. Богатые люди прятались, надеясь переждать бурные события и пережить последствия разрухи где-нибудь в Аргентине или в Испании. Многие обоснованно опасались обвинений в связях с фашистскими режимами и не спешили объявлять о своем существовании. Те заводы, которые не были разрушены в ходе военных действий, оказались в руках рабочих. В Италии и Франции крупные промышленные предприятия были оккупированы рабочими, не желавшими их отдавать владельцам. В Югославии органы самоуправления трудящихся, рабочие советы на предприятиях, были встроены в большевистскую систему и подчинены партии-государству. А во Франции и Италии компартии, имевшие большое влияние на рабочих, добились их роспуска. Они выполняли распоряжения Москвы, которая не хотела ссориться с западными правительствами и разжигать революцию в Европе.

Несколько иная ситуация сложилась в послевоенной Германии. Там правительство начало приватизацию предприятий, принадлежавших государству. Рабочие оказали сопротивление, начались массовые забастовки и столкновения с полицией. В восточной зоне оккупации в 1953г. вспыхнуло рабочее восстание против коммунистического режима. В Польше 40х гг. возникло стихийное движение рабочих за восстановление предприятий — как форма борьбы с безработицей. Многие полагали, что после восстановления заводы либо будут переданы в собственность рабочих, либо государство выплатит рабочим крупные компенсации за практически бесплатные работы. Но коммунистический режим не сделал ни первого, ни второго и это привело к обострению отношений между правительством и рабочими.

НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС

Главный суд над попавшими в руки союзников высокопоставленными нацистами состоялся в оккупированной Германии, в Нюрнберге (от намерения провести его в Берлине пришлось отказаться, т.к. ввиду полного разрушения германской столицы там невозможно было подобрать подходящее помещение). Специально был создан международный военный трибунал, в который вошли представители Великобритании, США, СССР и Франции. Перед создателями трибунала встало немало юридических и политических проблем. Их цель заключалась в том, чтобы предстоящий процесс воспринимался в мире как безусловное торжество справедливости, как неизбежная и законная кара, постигшая подлинных виновников развязывания Второй мировой войны, ответственных за военные преступления. Как выразился один из юристов: «Суд над побеждёнными не должен превратиться в суд над победителями». Это требование с самого начала поставило организаторов процесса в сложное положение. Даже ключевое обвинение, которое должно было быть предъявлено подсудимым, обвинение в начале агрессивной войны, могло быть выдвинуто и против СССР, который за агрессию против Финляндии в 1939 г. был исключён из Лиги Наций. Обвинение в вероломстве, т.е. начале боевых действий без объявления войны, могли предъявит США, чьи военно-морские силы лета 1941 г. вели боевые действия против немецких подлодок в Атлантике. Советское правительство также не хотело бы, чтобы на суде рассматривался вопрос о значении Пакта Рибентроп — Молотов для нападения на Польшу, а существование секретных протоколов к советско-германским соглашениям 1939 г. в СССР попросту отрицал. У западных стран также было желание, чтобы некоторые аспекты их политики в отношении Германии (например, вопрос о справедливости Версальских ограничений или проведения политической линии на «умиротворение» Гитлера) на предстоящем суде не затрагивались. Для того, чтобы все перечисленные острые моменты не омрачали работу высокого суда, была выработан концепция, в соответствие с которой вся предшествующая история Германии предопределила её особо агрессивную политику в период Второй мировой войны. В то же время утверждалось, что страны, с которыми Германия воевала, были изначально «миролюбивыми». В ходе процесса обвиняемым могли инкриминироваться (ставиться в вину) действия, аналогичные тем, которые совершались в ходе военных действий и победителями. Например, трибунал неоднократно обращался к таким сюжетам, как немецкие авианалёты на Варшаву, Белград, Роттердам (разрушение последнего было отражено даже в обвинительном заключении). В то же время бомбёжки немецких городов судом во внимание не принимались. Также суд отказался от выяснения судьбы немецких пленных в СССР, не разрешив задать соответствующие вопросы представленному советской стороной свидетелю обвинения Паулюсу, который вместе со своей армией был пленён в Сталинграде. В то же время обращение с советскими военнопленными стало одним из главных обвинений, предъявленных немецкой стороне. Осудив депортации, проводимые нацистами в подвластных им странах, судьи никак не выразили своего отношения к фактам изгнания миллионов немцев из родных мест в странах восточной Европы (и массовым убийствам представителей мирного немецкого населения). Лишь в одном случае защита получила те же права, что и обвинение: когда рассматривались действия немецкого военно-морского флота и адвокаты адмиралов Деница и Редера настаивали на том, что их подзащитные вели войну по тем же правилам, что и союзники. Суду были представлены свидетельства английских и американских морских офицеров. Одно из них принадлежит командующему американским Тихоокеанским флотом Ч. Нимицу. Оно содержало указание на то, что подводные лодки США с первого дня войны против Японии имели приказ топить любое японское судно без предупреждения. (Эта практика прямо противоречила действующим на тот момент правилам войны на море и поэтому ставилась командирам немецких подводных лодок в вину). После оглашения защитой этих свидетельств, суд снял с подсудимых соответствующие обвинения. Ещё один раз суд оказался от ранее выдвинутых обвинений в случае с захоронением в Катыни. Несмотря на все попытки советских представителей возложить ответственность за расстрел польских офицеров на немцев, суд счёл доводы защиты убедительными и в обвинительном заключении этот пункт убрал. Однако попытки установить истинных виновных в этом преступлении судьи не предприняли.

Судебный процесс над 22 обвиняемыми открылся 14 ноября 1945 года. Подсудимые вели себя по-разному. Рибентропп фактически утратил волю и лишь слабо цеплялся за жизнь. Гесс пытался имитировать сумасшествие. Некоторые подсудимые утверждали, что испытывали раскаяние за преступления той системы, частью которой они являлись и в создании которой участвовали. «Пройдут тысячелетия, но эта вина Германии не сотрётся», — сказал бывший генерал-губернатор Польши Ганс Франк. Другие подсудимые пытались выкручиваться, перекладывать свою вину на Гитлера, оправдываться необходимостью выполнять приказы. Они заявляли и о том, что не знали о преступлениях, савершаемых германским государством. Наиболее решительно вёл себя Геринг. Он задавал каверзные вопросы свидетелям, полемизировал с ними.

Приговор суда был оглашён 1 октября 1946 г. Двенадцать подсудимых были приговорены к смертной казни (один из них, М.Борман, начальник личной канцелярии Гитлера, который смог избежать ареста — заочно); трое — к пожизненному заключению, ещё трое — к длительным срокам содержания в тюрьме. Суд так же объявил вне закона целые институты нацистского государства: СС, СД, СА, гестапо и др. Это был первый случай в мировой практике, когда незаконными, преступными были объявлены государственные службы.

Через две недели состоялась казнь. Геринг за час до этого покончил с собой, приняв яд, переданный ему дочерью через американского охранника. Остальных приговорённых повесили. Осуждённых к тюремному заключению препроводили в берлинскую тюрьму Шпандау, в которой они стали единственными заключёнными. Охрану тюрьмы попеременно несли солдаты стран-победительниц. Тюрьма просуществовала до 1987 г., когда покончил с собой последний узник, Р.Гесс, приговорённый к пожизненному заключению.

АДОЛЬФ ГИТЛЕР И ПОЛИТИКА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Адольф Гитлер, чья жизнь оборвалась в бункере под рейхканцелярией 30 апреля 1945 г. — вошел в историю как самый зловещий политический персонаж ХХ столетия. Он вошёл в историю и как главный инициатор Второй мировой войны, как человек, несущий личную ответственность за все ужасные преступления, которые осуществляла Германия на подвластных ей территориях. При этом факт окончательного поражения Германии в войне не даёт возможности действующим политикам поставить в заслугу Гитлеру рост величия государства, как это часто делают, например, оправдывая крайнюю жестокость Сталина или Петра I. С другой стороны — старательные попытки послевоенного мира отмежевания от любых явлений, ассоциируемых с Третьим рейхом, делают неуместными апелляции к тем или иным социальным новшествам, родиной которых он стал (как это происходит с Гражданским кодексом — главным «историческим оправданием» Наполеона). Между тем, не стоит думать, что таких потенциальных «исторических оправданий» для Гитлера не существует вовсе. Многие элементы «социального государства», которые обычно ассоциируются с послевоенной ФРГ, в действительности впервые были внедрены именно в Третьем рейхе. Недаром один из биографов Гитлера писал, что, увенчайся успехом покушение на него в 1938 г. — и он вошёл бы в историю самым знаменитым немецким политиком всех времён, чья слава превзошла бы славу Бисмарка.

Ещё одна тенденция в изображении Гитлера — выставление его сумасшедшим маньяком, чьи мотивы не поддаются рациональному объяснению. Начало данной традиции было положено в годы войны пропагандой союзников, а после войны она была развита немецкими генералами, пытающимися возложить на своего Верховного главнокомандующего всю вину за проигранную войну и военные преступления. (Нечто подобное произошло и в отношении Сталина, когда Хрущёв в середине 50-х годов решил избрать «борьбу с наследием культа личности» в качестве своего «секретного оружия», нацеленного на единоличное утверждение на советском политическом Олимпе). Однако, такое представление о Гитлере вряд ли верно.

Для развития германского государства Гитлер избрал путь, типичный для всех промышленно-развитых империй в 19 — начале 20 вв.: колонизацию, завоевание новых территорий, населённых представителями, как тогда говорили, «низших рас» (не способных, как считалось, претендовать на статус полноправных людей). Выходило, что раз Англия и Франция имеют права на огромные колонии, то такие же права имеет и Германия, и раз можно считать недочеловеками вьетнамцев и индусов (а их именно так воспринимали английские и французские политики), то таковыми можно считать, к примеру, славян и евреев.

Гитлер был ярым поклонником Британской империи, считая ее образцом для Германии. Однако, он недооценил то сопротивление, которое вызовет его стремление подражать британцам, фактически спровоцировавшее передел мира и новую войну. В ходе этой войны Германии, как и в 1914-1918гг, пришлось сражаться с многократно превосходящими силами врагов.

На поведение Гитлера оказывал влияние его беспредельный радикализм, неумение вовремя остановиться, сделать паузу, переждать, накапливая силы для верного удара. Пожалуй, его можно сравнить с азартным игроком. Такой, «сорвав банк», не торопится встать из-за стола, а вновь и вновь ставит все свои деньги на кон. Очень рискованными предприятиями можно считать захват Чехословакии в 1938 г. (это был риск, поскольку объединенная военная мощь Англии и Франции, союзников Чехословакии, в тот момент абсолютно превосходила немецкую), заключение договоров сначала со странами Запада (в Мюнхене) в 1938 г, а затем с Советским Союзом в 1939 г., нападение на СССР в 1941 г. Это не были бессмысленные истеричные действия. Но рано или поздно подобная игра должна была закончиться проигрышем просто по теории вероятности. А еще потому, что конкуренты, в конце концов, осознали принципы игры Гитлера. И, как бы они не ненавидели друг друга, все же предпочли объединиться в борьбе с зарвавшимся и непредсказуемым авантюристом.

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЬ

Яркой фигурой в политической жизни Англии был Уинстон Черчилль. Будучи настроенным предельно воинственно в отношении Германии, он неоднократно выражал уверенность в том, что война с ней неизбежна. Поэтому Черчиль критически высказывался в адрес политики «умиротворения» Гитлера, проводимой его товарищем по консервативной партии Н. Чемберленом. Когда война началась, Черчилль стал Первым лордом Адмиралтейства, т. е. возглавил военно-морские силы Британской империи. В отличие от большинства представителей британской политической элиты, предпочитавших выжидательную позицию (в т. ч. и в силу симпатии к нацизму), Первый лорд Адмиралтейства выступал за решительные действия. Именно ему принадлежит идея минирования норвежских территориальных вод, чтобы воспрепятствовать осуществлявшейся по ним транспортировке шведской руды в Германию. При этом Черчилля не смущало, что подобный шаг является грубейшим нарушением международного права. Он заявил: «Малые нации не должны связывать нам руки, пока мы боремся за их свободу».

10 мая 1940 г., в день, когда началось немецкое наступление на Западе, Черчилль был назначен премьер-министром Великобритании, сменив ушедшего в отставку из-за полного провала своей политики Чемберлена. В своём первом выступлении новый премьер говорил: «Мне нечего предложить вам, кроме крови, труда, слёз и пота… Вы спросите, в чём наша политика? Я отвечу: вести войну на море, земле и воздухе со всей силой, данной нам Богом… Такова наша политика. Вы спросите, в чём наша цель? Я могу ответить одним словом: победа, победа любой ценой, победа, несмотря на весь террор, победа, какой бы трудной и долгой не была дорога; ибо без победы для нас нет выживания».

Уинстон Черчилль стоял во главе Великобритании практически до конца Второй мировой войны. Однако на первых после победы над Германией выборах в июле 1945 г. его партия потерпела сокрушительное поражение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *