Раболепный протест

«Любят русские люди бунтовать!
Встанут на колени перед барским домом и стоят подлецы!
И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят!»

М.Е.Салтыков-Щедрин.

Начальник милиции Барсуков больше на разгоняет митинги — он уговаривает отчаившихся работяг не прыгать с кранов. Работка, прямо скажем, не бей лежачего. Риска для здоровья — никакого, и никаких стрессов, скорей даже на развлечение похоже: «ну че, прыгнет или нет?»

 

 

Есть такое высказывание: «если не хочешь заняться политикой, политика займется тобой». С пересмотром социального контракта между властью и гражданами, по-видимому, политика начинает «заниматься» все большим числом беларусов. То тут то там случаются конфликты вокруг уплотнительной застройки. Людей обманывают при увольнительном рассчете, их зарплаты задерживают, их дома сносят для постройки очередных элитных комлексов, где будут жить и развлекаться господа из номенклатуры и бизнеса. Административный произвол усиливается, люди вполне закономерно чувствуют себя слабыми и ничтожными перед лицом государственной машины.
Естественная реакция человека на угнетение это протест. Однако любой протест сопряжен с рисками: Система будет подавлять непокорную человеческую единицу. В связи с этим у тех, чьи права ущемлены, возникает закономерное, хотя и забавное, желание сесть сразу на два стула: и выразить свое недовольство, и не пострадать при этом. Например, во время акции протеста атакавать не органы власти а … самого себя — угрожая нанести себе вред. Или же высказать свои требования в такой форме, чтобы власть ни в коем случае не заподозрила тебя в нелояльности.

В связи с социально-экономическими тенденциями, описанными выше, в Беларуси такие формы «протеста» становятся все более популярными.
Один из последних случаев: история с женщиной, залезшей на кран с государственным флагом. 31 января Галина Игнатович забралась на кран и требовала справедливой компенсации за снос своего дома в Лебяжьем. В этот день ее семью должна была выселить служба судебных исполнителей. Дом же должен был быть снесен застройщиком «Тапас» под строительство своего комплекса «Олимпик Парк», а заодно компенсировать жильцам этот снос. Но компенсация, которую предложил застройщик, — три квартиры «б\у» их не устроила. Тогда Галина Игнатович забралась на башенный кран возле дома и грозила сброситься, требуя справедливого возмещения за сносимый дом. Требования в письменной форме женщина оставила внизу. Позже ее сын сообщил: отец, Иван Игнатович с семьей и начальником милиции Барсуковым едут на переговоры к Андрею Шорцу.
На кране ей вскоре стало плохо. Прежде чем женщина спустилась, ее сын, вернувшись, сообщил, что на совещании у Шорца прокурор города перенес снос на 6 февраля. После переговоров с Барсуковым к ней поднялись два спасателя и два медика. Позже Галина Игнатович спустилась. Ее осмотрели и госпитализировали с переохлаждением.

Обещания от чиновников были получены. Что же в реальности?

2-го февраля в 10 часов утра судебные исполинтели в сопровождении наряда милиции (!) появились у дома Галины Игнатович. Они пытались зайти в дом, чтобы сделать опись имущества и выселить жителей дома, но родственники Галины их не пустили. Тогда они оставили нам постановление, в котором говорится, что принудительное выселение будет 7 февраля. Исполнители также принесли иск от «Тапаса», по которому 3 февраля (хотя на совещании у Шорца говорилось о суде 6 февраля) должен состояться суд о выселении новой супруги Ивана Игнатовича в одну из предоставляемых в качестве компенсации квартир по улице Выготского — без всяких «дополнительных метров»

Обратите внимание как «элегантно» чиновники на пару с бизнесменами «развели» женщину, угрожавшую покончить с собой. Когда внимание прессы поутихло в ход тут же пошли репрессивные меры. Это уже не говоря о такой мелочи, что Игнатович после этого хотели увезти в Новинки как душевнобольную — спасло только вмешательство родственников.

Аналогичная история произошла в апреле 2016го на стройплощадке у стадиона «Динамо» в Минске. 25-летний витебчанин Дмитрий Столяров приехал в столицу и забрался на башенный кран, требуя выплаты зарплаты от фирм, где он работал, на сумму около 70 млн неденоминированных рублей. Требовал пригласить премьер-министра и главу Администрации президента. Тогда парня с помощью все того же Барсукова спустили с крана. Но наказывать не стали, а вскоре фирмы-должники принудили начать выплату долга. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что именно этот случай вдохновил Галину Игнатович на ее поступок.

В сентябре 2016 житель Минска Игорь Тельпуховский вышел к зданию Дома Правительства с табличкой «Помогите! Hepl!», так как втянут в долговременный конфликт с дорожной службой и милицией. (https://news.tut.by/politics/518181.html) Он хотел попасть на прием в Генпрокурору, но его не пустили. Решив выйти к Дому Правительства с табличкой-мольбой о помощи, он хотел привлечь внимание высших чинов к своей проблеме, но вместо этого получил 210 рублей штрафа. То есть не смотря на отсутствие в его обращении хоть какого-то намека на критику власти, эта власть все равно, образно выражаясь, «щелкнула по носу» просителя.

Аналогичным по содержанию является крик души на легендарном «доме с плакатами». Желая получить справедливую компенсацию за снос, жители дома повесили на нем плакат с обращением к «Господину президенту».

Список подобного рода «акций» можно продолжать долго. Кто-то объявляет голодовку из-за протеста чиновников, кто-то после многочисленных мытарств по судам и безрезультатных обращений в Администрацию президента поджигает себя на Октябрьской площади (https://news.tut.by/accidents/494492.html), кто-то униженно просит, подчеркивая при этом свою лояльность, а кто-то, залазя на кран, угрожает покончить с собой.

Все эти люди полностью аполитичны. С высокой долей вероятности можно сказать, что они никогда не проявляли интереса к тому, что происходило в стране. В 2006-м и 2010-м году, когда десятки тысяч выходили на улицы, они, скорей всего, сидели дома. Когда где-то происходит забастовка, они едва ли приходили и поддерживали бастующих. Их вряд ли интересовало, есть ли в стране политические заключенные. Такое поведение они на подсознательном уровне они считали своей страховкой от возможных проблем с властью. Затаиться. Промолчать. Опустя голову, пройти мимо беспредела. Пускай лупят этих дурачков на Площади — сами напрослись! В тюрьму посадили? Значит было за что! Со мной этого произойти не может. А что я? Я человек простой, никуда не лезу.

Но тут, как в вышеуказанной поговорке, политика занялась ими.

Так уж устроено государство, особенно бюрократическое и авторитарное беларуское государство. Если ты перешел дорогу власть имущим, то твои прежние заслуги никого не интересуют. Ты будешь безжалостно раздавлен катком «хозяев жизни»: союза провластных бизнесменов, номенклатурщиков и многочисленных родственников Лукашенко (у каждого из которых тоже есть друзья со своими бизнес-интересами). Противопоставлять этому униженные просьбы или самоистязание это то же самое, что встретив на улице хулигана, начать бить самого себя, в надежде что он тебя пожалеет и не тронет. Протест в такой форме не заставит пошевелиться ни одну струну в душе начальников.

Любые индивидуальные акции по отстаиванию своих прав могут иметь успех, только если они направлены прямо и непосредственно против властьимущих. Встречая силовой отпор, отчаянное сопротивление: делом, а не жалобами, начальники если не отступят то трижды подумают, готовы ли они терпеть стресс и издержки в следующий раз, или лучше все-таки пойти на компромисс.

Но и индивидуальное сопротивление — не панацея. Оно может быть сломлено и перемолото, если власть пойдет на принцип. Единственный способ защитить свои права: самоорганизовываться для борьбы. Это, к сожалению, беларусы любят делать меньше всего, ведь такие действия уже недвусмысленно отдают политикой. А «в политику мы не лезем»! Людям не приходит в голову, что они — не единственные, кто страдает от государственного беспредела (а если и приходит — они не делают из этого должных выводов), и что объединившись и проявив достаточно решительности, можно ВСЕГДА добиться своего.  Вместо этого обиженные живут по принципу «каждый сам за себя», и дают раздавить себя поодиночке. Страх открыто выступить против начальства, рабская психология и привычка подчиняться вышестоящим берут верх над здравым смыслом, который говорит: «чем нас больше, тем мы сильнее». Радикальный протест без всякого намека на лояльность — единственное, что поможет на систематической основе добиваться своих целей. Не хотелось бы приводить здесь набившие оскомину примеры из жизни трудящихся Запада, но буквально недавно, 20 января, в Италии во время проведения переговоров был арестован профсоюзный координатор самоорганизованных профсоюзов Si Cobas. Мгновенно забастовали ряд логистических центров, вызвав паралич торговли — как минимум для некторых компаний. И чем, по вашему, это кончилось? Спустя всего 10 дней Альдо Милани был освобожден. Как видите, Беларуси приходится только мечтать о таком уровне солидарности — у нас людей разной степени известности арестовывают буквально пачками без каких-либо последствий.
Но зачем ходить за примерами в Италию? В июле 2015го в Добруше из-за задолженности по зарплате забастовали рабочие картонного завода: гастарбайтеры-китайцы. Много сказано о патримониальной и иерархической восточной ментальности, но вот рабочие с Востока просто бросили работу и пошли маршем на Гомель, буквально прорвав под Добрушем милицейский кордон. Оттуда они двинулись на Минск, требуя встречи с послом. Заметим, без флагов Китая и патриотических плакатов. Посол вынужден приехать к рабочим буквально на «полпути» и уговаривать их вернуться домой. Стоит ли говорить, что задолженность по зарплате им выплатили?

Случается, такие действия происходят и в Беларуси. Взять хотя бы прямую конфронтацию во время вырубки деревьев в Котовке, или то, как жители Мозыря заблокировали вход на стройку во дворе своего дома, организовав там круглосуточное дежурства.
Но такие случаи, к с сожалению, пока остаются единичными. Сегодня в тренде раболепный протест.

Нам меньше всего бы хотелось, чтобы высказанное выше было неким снобистским поучением простым людям о том, как правильно, «по-революционному», возмущаться, или же было похоже на глумление над отчаянием забитых и бесправных людей. Нет, мы сочувствуем бедам и несчастьям каждого. И именно поэтому, желая помочь, мы хотим обратиться к этим самым людям — как к тем, кто никогда в жизни не высказывал своего мнения наперекор власти, так и к тем, у кого в голове, возможно, зреют планы протеста. Мы призываем вас выкинуть из головы верноподданническую ментальность и перестать быть посмешищем для власть имущих. Не пытайтесь разжалобить жестоких и циничных людей — поверьте, это выглядит жалко! Не пытайтесь спрятать свои истинные цели за лояльностью — чиновники этого не оценят. Не бойтесь «лезть в политику» — она создана для вас, а не для хозяев. Вы живете в этой стране и только вам решать, какой будет эта жизнь!

Больше ста лет назад американская анархистка Эмма Голдьман сказала мудрейшие слова, актуальные до сих пор, которые следует помнить всем, кто столкнулся с произволом власть имущих: “Люди имеют ровно столько свободы, сколько у них есть ума — что бы ее захотеть, и смелости — чтобы ее взять».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *