Просеять «Сеть»

Дело «Сети», а также кейс Армана Сагынбаева и обстоятельства смерти Артема Дорофеева и Екатерины Левченко породили в анархическом движении множество дискуссий не только о противостоянии репрессиям, приёмах конспирации активистов, методах революционной борьбы, но и об этических аспектах всего перечисленного. Появилась острая необходимость отделить зёрна от плевел и сделать выводы на будущее.

Такая дискуссия о практических и этических выводах из ситуации вокруг дела «Сети» не обошла стороной и наш коллектив, причём продолжается она и по сей день. Но мы решили опубликовать промежуточное заявление, с целью продемонстрировать по каким вопросам мы уже пришли к согласию, а по каким пока ведётся обсуждение.

Для начала список тезисов, по которым мы смогли договориться:

1.     Мы против того, чтобы активисты связывались с наркоторговлей. Отложив в сторону этический вопрос этого занятия, мы с уверенностью можем сказать, что торговля и употребление наркотиков это неоправданный дополнительный риск для активиста и всех кто с ним связан. По этому поводу мы даже написали отдельный текст «Анархисты и наркотики».

2.     Мы считаем, что добыча ресурсов для революционной или активистской деятельности не обязательно должна быть законной, но обязательно должна быть этичной, с т.зр. анархического мировоззрения. То есть не следует причинять ущерб людям, которые не были замечены в активной поддержке репрессивных институтов. В рамках одного абзаца сложно описать весь этический комплекс анархизма, а также провести грань для каждого действия, но мы приведём пару примеров для иллюстрации. Мы считаем приемлемым экспроприировать или уничтожать собственность государственных учреждений или капиталистических корпораций, но неприемлемым красть у пенсионеров, захватывать детей в заложники или продавать оружие криминальным элементам.

3.     Общество должно протестовать против репрессий государства, независимо от личности преследуемых. Пытки, унижение достоинства, смертная казнь – недопустимы в любом случае и должны активно осуждаться. Нынешняя судебная система отражает лишь волю властьимущих, либо работает на создание показательной статистики по «борьбе с преступностью». Человек, попавший в тиски репрессивной машины находится в сложном положении и уязвим для клеветы и оговоров. Особенно это касается тех, кого преследуют за политические убеждения. 

4.     Нам кажется, что признание кого-либо виновным не должно основываться только на государственном вердикте или обвинениях либеральных СМИ. Доказательства вины должны быть логичными и убедительными, а их источник достоверным. Под достоверностью источника информации мы имеем в виду как минимум то, что известны и подтверждены его личность, отсутствие мотива для оговора и отсутствие принуждения к показаниям со стороны. Наиболее остро в презумпции невиновности нуждаются политические активисты, особенно в ситуации, когда ограничена их свобода действий, возможность публично оправдать себя, а также они испытывают давление. Анархисты находятся в жестком конфликте со всей существующей системой власти, и не всегда получают помощь от правозащитников, иногда лишь товарищи могут выступить адвокатами осуждаемых в лице общества, и критически осмыслить факты и слухи, напомнить о презумпции невиновности.

Конечно, это не означает, что стоит продолжать поддержку несмотря ни на какие факты. Есть вещи, которые мы однозначно осуждаем. Речь лишь о том, что доказательства вины должны быть убедительными и достоверными прежде всего для анархического движения. В эпоху постправды мы должны максимально осторожно относиться к любой информации, особенно той, что исходит не от известных нам товарищей. Это не означает утаиванье фактов или слухов, но и не означает стимулирования их распространения, если имеются сомнения в их достоверности. Критическое отношение к информации должно стать неотъемлемым кредо анархистов, а реакция на вбросы должна быть осознанной и осторожной. 

Говоря проще, мы не имеем права обвинять своих товарищей в чем бы то ни было на основании одних только статей либеральных СМИ. Мы должны иметь свою чёткую систему того, что для нас приемлемо, а что нет. И не позволять неким сторонним силам выносить окончательные вердикты относительно наших соратников.

5.     Все дискредитирующие анархизм (противоречащие его морали) поступки, совершённые от имени анархистов, должны осуждаться, а также должен ставиться вопрос о доверии к людям, которые их совершили, вплоть до отказа им во всяческой поддержке и разрыве контактов с ними. Речь о значимом антиобщественном поведении, таком как убийства или изнасилования, а не о каких-то словесных конфликтах или прочих проступках, которые нарушают государственное законодательство, но не противоречат морали анархистов. Естественно, это должно делаться лишь после проверки фактов. Мы должны принять на себя решимость не терпеть в своих рядах людей, которые дискредитируют анархизм. 

Ряд вопросов потребовал углубленного осмысления и детальной проработки, результаты которой вряд ли можно вместить в рамки одной статьи. Мы решили озвучить некоторые вопросы, над которыми мы продолжаем размышлять:

Так, например, мы всё ещё обсуждаем с кем из фигурантов мы продолжим солидаризироваться и как в будущем реагировать на появление информации, которую нельзя проверить. Вызывает сложности и то, что понимание моральных норм и границ допустимого различаются у разных людей, а каждый случай стоит рассматривать в отдельности. Ещё не написан Универсальный этический кодекс анархиста, если такой свод в принципе может существовать. Также мы оставили за скобками вопрос об альтернативах нынешней судебной системе, поскольку это очень обширная тема. Тоже самое касается и вопроса о границах допустимого насилия. Все перечисленные вопросы требуют отдельных текстов и, возможно, мы ещё возьмём на себя смелость их подготовить.

Прамень

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.