Цензура в социальных сетях

Штурм вашингтонского Капитолия ультраправыми сторонниками Трампа спровоцировал новую волну борьбы с насилием в социальных сетях. За последние дни все аккаунты президента США заблокированы: существуют опасения, что Дональд может спровоцировать новую волну насилия своими неоднозначными твиттами и призывами. В день штурма Трамп опять вспомнил про победу на выборах, отнятую у него коварными демократами. Уже 8 января Трамп записал обращение, в котором осуждает насилие протестующих и рассказывает про неминуемое преследование всех, кто нарушил закон во время акции. В профессиональный политике такой поступок называется «переобуться в воздухе».

Сейчас многие правые, ультраправые и нацисты ноют о цензуре в социальных сетях, применяемой только против них и никого другого. Тут стоит напомнить, что с подачи Трампа в августе десятки крупных антифашистских и анархических каналов в фэйсбуке и инстаграме были выкинуты с платформ за экстремизм и призывы к насилию. Тогда причиной стали протесты против расизма.

С одной стороны мы считаем, что блокирование Трампа в социальных сетях — это отличный шаг в ограничении власти тех, у кого этой власти и так достаточно. Стоит помнить, что каждое слово Трампа, Путина, Бользонаро или Лукашенко транслируется государственными каналами, газетами, радио и в интернете (из которого попадает на ваш умный чайник или холодильник). У политиков всегда больше власти для «донесения» своей повестки в массы, чем у простого человека. И когда эта власть используется для распространения альтернативных фактов, то стоит эту власть сразу ограничивать.

Но с другой стороны вопрос идет о цензуре политических идей населения, у которого почти никакой власти нет, чтобы повлиять на происходящее. Твиттер, Фэйсбук, Инстаграм или Телеграм — это частные корпорации, принимающие свои решения исходя из собственных политических взглядов. Помимо этого на их отношение могут повлиять государственные игроки. Борьба с пиратством, терроризмом и призывами к насилию в телеграме — результат попыток регулировать интернет не только со стороны Роскомнадзора, но и западных стран.

В ЕС социальные сети удаляют 72% контента, помеченного пользователями как хейтспич. 89% всех жалоб рассматривается в течение 24 часов. За последние годы политики заставили частные корпорации создать полноценную инфраструктуру для цензуры контента на своих платформах. Но у цензуры редко есть границы. Когда есть возможность цензурировать контент, то появляются и новые политики, готовые использовать эту возможность для других целей. К примеру, сейчас идет обсуждение цензуры экстремистского и террористического контента на территории всего ЕС. Провайдеры будут обязаны удалять контент в течение 1 часа. Для крупных корпораций типа Фэйсбука, такая цензура не составит проблемы — прибыль социальной сети позволяет нанять достаточно цензоров для быстрой реакции на такого рода запросы. Мелкие провайдеры, в том числе некоммерческие, не способны физически создать инфраструктуру для агрессивной цензуры.

Мы видим, что государство все больше и больше пытается вторгаться в интернет для контроля контента. На публичных площадках остается все меньше места для критических взглядов на происходящее (будь то анархические, левые или правые), а понятие экстремизма изменяется в зависимости от политических взглядов правящих элит.

Анархисты вынуждены адаптироваться к новым реалиям. Вместо использования корпоративных платформ, многие переезжают на активистские серверы, которые сложнее найти, но на них не существует угрозы цензуры. Нас пока блокировали только во вконтакте, но мы решили создать уже сейчас аккаунта на активистских ресурсах:

Мастодон (альтернатива твиттеру): https://kolektiva.social/@pramenby
Peertube (альтернатива ютубу): https://kolektiva.media/video-channels/pramenby/videos

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.