Занятие 3. Критика капитализма

Действительно ли капитализм — лучшая система из всех возможных, или мы просто привыкли так думать? На этой встрече Школы анархизма мы разобрали, что такое капитализм, и ответили на следующие вопросы:

Капитализм — всего лишь экономическая система?
Как работает капитализм?
За что анархист_ки критикуют капитализм?
Как анархист_ки видят собственность и труд?

Оглавление:

  1. Появление и развитие рыночных отношений
  2. Основные характеристики капитализма
  3. Теория прибавочной стоимости
  4. Анархистская критика марксизма
  5. Современный капитализм и неолиберализм
  6. Капитализм и личность
  7. Анархизм и собственность. Прудон и мютюэлизм
  8. Анархизм и собственность. Бакунин и анархо-коллективизм
  9. Анархизм и собственность. Кропоткин и анархо-коммунизм
  10. Современный анархизм и труд
  11. Список литературы

1. Появление и развитие рыночных отношений

Анархист и антрополог Дэвид Гребер заявлял, что часто в современном мире говорят о том, что рынок и государство — противоречащие явления, борющиеся за влияние в мире, но при исследовании первых государств антропологами выяснилось, что рынки — ровесники государств.

Существует несколько представлений о том, почему и как возникла рыночная экономическая система и денежное обращение.

Одна из версий принадлежит Дэвиду Греберу, который заметил, что появление первых рынков совпадает с появлением первых крупных армий. Армия требует множества ресурсов и часто перемещается, но при этом каждый солдат не обладает социальными связями достаточными для того чтобы в каждом новом городе совершать товарный обмен или просто заимствовать продукты у соседа. Это вынудило правителей печатать деньги как символический знак обозначающий, что данный человек — поданный государя, а не просто попрошайка и ему следует выделить какой-то ресурс. Продвигаясь по планете армия создавала следом рынки.

Одной из версий того что такое капитализм является марксистское понимание о том, что это общественный уклад, который пришёл на смену феодализму в XVI – XVIII веках, на протяжении истории меняя и собственные формы. Согласно этой версии, эпоха Великих географических открытий, а также рост роли купечества привели к обогащению этого сословия, которое несмотря на обладание всё большим финансовым ресурсом и значимой социальной ролью не имели выраженного политического представительства, за исключением тех, кто уже был выходцем из сословия землевладельцев. Эти люди стали заниматься скупкой земель, которые в то время были главным средством производства и лучшим капиталовложением.

Государство не только не противилось такой приватизации и укрупнению владений земельных магнатов, но и часто помогало им, поскольку интересы придворных чиновников и владельцев крупных участков были сплетены как деловыми отношениями, так и родственными связями. Это могло проявляться в том числе через практику т.н. «огораживания», когда общинные крестьянские земли принудительно изымались государством в пользу крупных феодалов. Эти два процесса: укрупнение земельных владений и рост благосостояния купцов и финансистов принято называть эпохой «первоначального накопления капитала». Лишённые земель крестьяне были вынуждены перейти от продажи результатов своего труда к продаже непосредственно труда и времени, так появляется наёмный труд. Тренд на укрупнение был взят и государями, которые стали проводить централизацию своих земель, постепенно борясь с политическим влиянием магнатов, но одновременно опираясь на их ресурсы в решении собственных проблем. В это же время возводятся границы и происходит рост налогообложения со стороны властителей.

Стремление к постоянному приумножению благосостояния привело к эпохе индустриализации, когда цеховое ремесленное устройство владельцы фабрик заместили массовым производством и технологиями. Итогом становится ещё большая специализация труда и отчуждение рабочих от его результатов.

Рабовладение и колониализм также сыграли свою роль в первоначальном накоплении капитала. Новое сырьё из колоний, новые рынки сбыта и бесплатная рабочая сила способствовали логике непрерывного роста.

2. Основные характеристики капитализма

  • Классовое деление
  • Наёмная работа
  • Частное владение средствами производства
  • Производство ради выгоды
  • Неизбежное и постоянное стремление к росту производительности

Капитализму характерно на классы капиталистов и рабочих. Первые владеют средствами производства, вторые вынуждены продавать свой труд. Главная логика капитализма — приумножение капитала, постоянное стремление к росту. Происходит это обычно с помощью уменьшения расходов на производство и увеличению стоимости конечного продукта.

Такое патологическое стремление к расширению приводит к тому, что у капитализма нет какого-то внутреннего «стоп-крана». Даже когда потребности общества уже удовлетворены, капитализм всё равно будет искать пути для роста, поскольку в этом его внутренняя логика. Это стремление к оптимизации затрат приводит не только к эксплуатации людей, но и природных ресурсов, поскольку логика роста, увеличения прибыли оказывается первостепенной по отношению к другим параметрам вроде взаимоотношений в коллективе или сохранения экологического равновесия.

В поисках ниши, где можно добиться максимизации прибыли в кратчайшие сроки капиталисты часто в своих предприятиях отводят потребности людей на второй план, стимулируя спрос с помощью таких явлений как быстрая мода, запланированное устаревание, ухищрения в лицензионных соглашениях, использование некачественных комплектующих, вырабатывание психологических и физиологических привязанностей и т.п. Всё это для того, чтобы был повторно куплен товар той же категории.

Сокращение затрат на ту часть производства, которая касается рабочей силы приводит к ухудшению условий труда. В основном такие производства располагаются в странах, где некому следить за соблюдением техники безопасности на производстве и всё плохо с правами человека в принципе. Длительный рабочий день, отсутствие выходных, работа в ночное время, неисполнение безопасной технологии труда, отсутствие защитной экипировки, маленькая зарплата — вот неполный перечень условий труда, в которых пребывают многие рабочие мира и которые наилучшим образом подходят капиталисту с т.зр. оптимизации труда. Очевиден и вред экологии, ведь экономия на технологии производства и переработке отходов наносят непоправимый вред природе.

Современный капитализм очень сильно сплетён с государством. Так было и на протяжении истории, когда правители часто помогали крупным собственникам приватизировать, а по факту отбирать у более мелких собственников имущество. Самые явные проявления поддержки со стороны государства в современном мире — легитимация его существования и применение насилия для защиты интересов капиталистов, а также обеспечение создания новых рынков через неоколониальную внешнюю политику.

3. Теория прибавочной стоимости

Марксистская теория, согласно которой само по себе сырье не имеет никакой ценности и приобретает её только с использованием труда рабочего превращаясь в то, чем можно пользоваться в дальнейшем. Но капиталист, которому принадлежат средства производства и который распоряжается результатами труда, продавая эти продукты оставляет себе излишек называемый прибавочной стоимостью. Излишек образуется, поскольку выставленная на товар цена для покупателя, как правило превышает себестоимость производства с учётом всех факторов, в т.ч. оплаты труда. Это несправедливое распределение доходов от товара, поскольку рабочий недополучает часть того, что обретается с помощью именно его труда.

Не спасает тут и автоматизация производства. Согласно современным марксистским авторам, при производстве автоматизированных станков в их стоимость закладывается условная прибавочная стоимость, с учётом их срока эксплуатации в зависимости от износостойкости, необходимости ремонта и замены комплектующих. Получается, что машина лишь распределяет во времени ту прибавочную стоимость, которая уже заранее запланирована в ней людьми.

Заложены в классический капитализм и кризисы роста самой логикой его структуры. Рост финансов в руках рабочих вызывает инфляцию, а дефицит финансов приводит к рецессии товаров на рынке. Такие качели постепенного увеличения то заработной платы, то стоимости товаров в попытке выровнять покупательную способность и доходы рабочих приводят к сбоям, когда какой-то дополнительный фактор, вроде чрезмерной закредитованности населения может вызвать резкий обвал. Важно отметить цикличность таких кризисов, которая создаёт непреодолимый кризисный фон.

Это же противоречие создаёт феномена трудовой миграции и движения капитала, когда рабочие ищут место, где оплата труда выше, а капиталисты ищут место, где рабочая сила подешевле за счёт наоборот низких зарплат. Всё из-за парадоксальной ситуации, когда капиталистам выгодно нанимать рабочих за малые деньги, чтобы уменьшить себестоимость, но одновременно выгодно иметь платёжеспособный рынок сбыта.

4. Анархистская критика марксизма

Классический марксизм анархисты обычно критикуют за следующее:

  • игнорирование других видов эксплуатации, помимо экономической
  • экономический детерминизм
  • отличающийся взгляд на понятие труда
  • централизм и этатизм
  • догматизм
  • не противоречит созданию и воспроизведению государств и иерархий

Критика в основном сосредоточена на двух пунктах: непосредственно анализ капитализма Марксом и стратегии борьбы с ним.

Во-первых, анархисты обращают внимание на то, что марксисты игнорируют государственное насилие как отдельный вид угнетения, а также не обращают отдельного внимания на расизм, сексизм, эксплуатацию животных и т.д. Экономический детерминизм — стремление все социальные процессы в обществе объяснять с позиций экономических условий — причина такой зашоренности марксистов. Влияние СМИ, культурных традиций, региональных особенностей, воспитания, образования марксистами игнорируются.

Во-вторых, Маркс говорит о том, что труд для человека — естественная потребность. Человек хочет трудится, а капиталист его отчуждает от результата труда. Некоторые анархисты не согласны с такой позицией.

По части стратегии борьбы марксисты предлагают стремиться к диктатуре пролетариата, которая уже в последствии приведёт человечество к коммунизму, бесклассовому обществу. Анархисты критикуют такой подход за централизм и этатизм, т.е. передачу власти централизованному бюрократическому аппарату и отчуждение людей от принятия решений. Обвиняют марксистов и в догматизме, поскольку Маркс предлагал чёткую и единственную схему по построению нового общества, не принимая существенных правок и критики. Следование инструкциям авангардистской партии также воспроизводит иерархию даже на уровне казалось бы революционных структур.

5. Современный капитализм и неолиберализм

Основными характеристиками капитализма в современности можно назвать:

  • глобализацию
  • увеличение доли частного сектора
  • дерегуляцию
  • прямую поддержку бизнеса государством
  • рост корпораций-монополий и транснациональных корпораций
  • прекариат и долги
  • политику жёсткой экономии

Неолиберализм — доминирующая на данный момент идеология в мире. Она провозглашает свободу личности достаточную для того чтобы индивид мог быть отдельной экономической единицей и свободный рынок при минимальном участии государства.

Политика жёсткой экономии подразумевает, что государство следуя капиталистической логике оптимизации затрат урезает социальные выплаты и сворачивает развитие социальной сферы, которые были необходимы ему в эпоху борьбы с профсоюзным движением. В рамках данной стратегии такие сферы как образование, медицина, транспорт и т.п. приватизируются и передаются в руки капиталистов, которые управляют ими как рыночными предприятиями.

Идеологи либерализма говорили о том, что свободная конкуренция приведёт к появлению более качественных товаров, выравниванию спроса и предложения и т.д. Но по факту мы наблюдаем непрекращающийся рост монополий, которые продолжают срастаться и захватывать всё новые доли рынка. Обладание монополией лишает корпорации стимула к улучшению качества продукции, конкуренция больше не является для них одним из факторов на рынке. Для компаний в современном мире характерен переизбыток капитала, где проигрывают те, кто не инвестирует финансы. И наиболее логичным выходом является инвестиция не в рабочих, что может вызвать подорожание рабочей силы или инфляцию, а в менеджеров. Дэвид Гребер назвал процесс роста прослойки управленцев в частных компаниях «бюрократизацией капитализма». Также излишек капитала можно спускать на военное производство, куда государство постоянно готово вкладываться.

Прекариат — это новый класс, которому характерно отсутствие постоянного места работы. Это либо фрилансеры, либо они заняты в платформенном капитализме, либо временные контракты в сфере услуг. И эта прослойка общества очень уязвима, поскольку находится в постоянном риске потери рабочего места. Часто как средний класс, так и прекариат и рабочий класс оказываются сильно закредитованы, погружены во множество долгов.

6. Капитализм и личность

Маркс говорил о том, что наши материальные условия влияют на наш способ мышления и образ жизни. Хотя анархисты не абсолютизируют влияние экономики, но во многом согласны с этим утверждением. Рассмотрим некоторые проявления такого влияния.

В первую очередь это отчуждение людей друг от друга, разрыв связей между людьми, стимулирование индивидуализма и конкуренции вместо заботы друг о друге. Эгоизм, жестокость, цинизм, замкнутость являются следствиями логики конкуренции. Это не позволяет людям замечать общие интересы и совместно бороться с актуальными вызовами. Капитализм использует это и для стравливания целых групп людей. Например, с помощью государства капиталисты стравливают мигрантов и местных рабочих, чтобы не позволить им обратить внимание на общность их положения и совпадение интересов.

Объективация и комодификация. При капитализме любое жизненное явление и любой предмет превращается в товар. Например, товаром стало уже даже времяпровождение людей в соцсетях, поскольку оно монетизируется через рекламу. Весь человеческий опыт сводится к потреблению, к тому какие товары он приобрёл, намеревается приобрести или в состоянии купить. Вместо полноценной личности мы получаем образ потребителя. Весь маркетинг работает на то, чтобы все желания и мечты людей были направлены на потребление. Весь спектр человеческого опыта сведён к идентичности покупателя, который должен стремиться приобрести те или иные товары.

Замена политического действия потребительским. «Розовый», «радужный» и «зелёный» капитализм. Капитализм говорит людям о том, что если вам не нравится эксплуатация животных, то вы можете не бороться с этим явлением, а просто стать веганом и явление исчезнет само собой. Смысл в переносе ответственности с производственной отрасли на личность и её поведение. Т.е. виновны уже не те, кто заведомо производит товары, которые потенциально станут вредным мусором, а те, кто неправильно этот мусор отсортировал или утилизировал. Хотя 70% отходов засоряющий планету — это отходы в результате самого процесса производства, индустриальные отходы, но эта тема замалчивается. В ракурсе оказывается личная ответственность, стремление к изменению потребительских привычек, под которые очень быстро адаптируется рынок. Структурный характер разрушения планеты и влияния на социум замалчивается. Кроме того, умалчивается и о самой проблеме безудержного роста, в то время как экологи всего мира твердят, что человечеству необходимо резко сократить объём производства, а просто «озеленить» этот процесс крайне недостаточно.

Важно заметить, что капитализм использует прогрессивную повестку расширяя права, которые раньше принадлежали лишь узкой группе на более широкие слои населения только для того, чтобы сделать их также участниками рынка и активными потребителями. Например, разрешение женщинам работать расширило рынок рабочей силы. Тоже самое и с кредитами для стран третьего мира от которых Международный валютный фонд требует помимо выплат по кредиту лишь строго следовать их политике и правилам.

7. Анархизм и собственность. Прудон и мютюэлизм

В книге «Что такое собственность?» Пьер-Жозеф Прудон заявляет, что собственность — кража. Причём он разделяет понятия собственности и владения, критикуя лишь первое. Собственность — это то, с помощью чего можно получать прибыль или эксплуатировать, а владение — то что получается в результате труда и то, что необходимо для труда. Таким образом, какую-то мелкую мастерскую или небольшой земельный участок Прудон относил к владениям. Также он рассматривал отказ от права наследования, поскольку наследство создаёт неравные стартовые позиции для будущих поколений.

Экономическая модель по Прудону представляла собой сеть народных банков, в которые производители приносят свои товары, обменивают их на «боны» и могут за эти боны получить какой-то другой товар. Т.е. коллективная собственность на большие производства, но личная собственность на произведённые товары. В 1849 году Прудон основал такой банк и он насчитывал 12 000 участников, а акционерный капитал составлял 36 000 франков. Однако, банк просуществовал всего два месяца, после чего Прудона арестовали и он не смог продолжить управлять банком.

Мютюэлизм появился ещё до Прудона, но он активно развивал эту концепцию. Согласно концепции, свободный рынок и конкуренция — это благо, мотивирующее людей. При этом собственность — это что-то плохое, антагонизмом для неё выступает «общность», которая также является нежелательной. По Прудону собственность — это эксплуатация сильным слабого, а общность — это эксплуатация слабыми сильного. Собственность порождает неравенство, а общность — леность и нежелание развиваться.

8. Анархизм и собственность. Бакунин и анархо-коллективизм

Анархо-коллективисты выступали как против государственного социализма марксистов, так и против рыночных отношений мютюэлизма. Предполагалось, что народные массы во время революции экспроприируют (т.е. обобществят) все производственные мощности и начнут ими управлять в рамках рабочих коллективов. Заработную плату Михаил Бакунин предлагал выплачивать в соответствии с отработанным временем, чем больше часов человек провёл на производстве, тем больше он получает благ. Приобретать товары можно на коммунальных рынках общего пользования, где находились все произведённые товары.

9. Анархизм и собственность. Кропоткин и анархо-коммунизм

  • Отсутствие частной собственности
  • Распределение благ в соответствии с потребностями
  • Экономика дара

Собственность не может принадлежать коллективу, ведь если ты отчуждён от коллектива, то и лишён всех благ общества. Поэтому сторонниками анархо-коммунизма предполагалась полная ликвидация понятия о частной собственности не только на средства производства, но и на произведённые товары. При этом не исключалось наличие какой-то личной собственности, т.е. обладание какими-то бытовыми личными вещами. Распределение благ, по мнению Петра Кропоткина, должно осуществляться не по отработанным часам и даже не по внесённому вкладу, а по потребностям. Это объяснялось тем, что вклад отдельного человека невозможно измерить, ведь он на производстве уже пользуется знаниями, инструментами и помощью других людей и даже предыдущих поколений, которые не принадлежат ему лично, но помогают в производстве продукта. Кропоткин утверждал, что если весь существующий на тот момент капитал просто распределить между всеми людьми, то благ хватит на всех уже сейчас. Поэтому должен произойти отказ от частной собственности в пользу коммун.

Товарно-денежные отношения тоже должны быть отменены. Критикуя коллективистов, анархо-коммунисты утверждали, что получение зарплат и наличие денег — это товарно-денежные отношения, которые предоставляют возможность для накопления благ, а соответственно и возобновлению неравенства, что отбросит общество на дореволюционные позиции, воссоздав государственно-капиталистический строй. Кроме того, критиковался и тезис мютюэлистов о том, что человек по своей природе ленив и эгоистичен.

Анархо-коммунисты считают, что нет какой-то заданной или неизменной человеческой природы, её формирует социум и мы должны отталкиваться от представления о том, какими мы хотим видеть себя и людей будущего, а не опираться на усреднённую картину поведения современников как неизменные условия. Некоторые из сторонников Кропоткина утверждали, что в человеке всё же есть заданные биологией устремления и это, как у социального существа, стремление к взаимопомощи и труду.

10. Анархизм и труд

Анархисты разделяют понятия «работа» и «труд», понимая труд как производительную деятельность, творчество во благо человека. А вот работа — это наёмный труд целью которого является не столько результат, сколько конкретно получение заработной платы.

Можно назвать как минимум два вида отчуждения труда. Во-первых, люди отчуждены от результата своего труда, когда они не всегда могут себе позволить владеть даже той категорией предметов, которые всю жизнь производят. Во-вторых, отчуждение от понимания процесса, его пользы для общества и конечного назначения продукта. Часто люди выполняют лишь какой-то маленький кусочек работы, по своей специализации, в своём цеху, на своём участке. Такая специализация и разделение труда выгодны капиталисту, поскольку тогда люди становятся профессионалами в этом маленьком деле, но при этом рабочего, который выполняет элементарное действие, а не весь процесс легко заменить на производстве, можно быстро обучить человека ему на замену.

Критикуют анархисты и централизованную дисциплину, которая была изначально разработана как часть системы по разделению труда и оптимизации производства, чтобы чётко контролировать распределение рабочего времени и отдыха для рабочих, заставить их уделять максимум времени именно производственному процессу. Мишель Фуко говорил, что тюрьма и её правила муштры очень похожи на фабрики. Он говорил о том, что в тюрьмах люди разделены по группам, выполняют определённые действия в определённой последовательности, по строго оговорённому графику и находятся под иерархическим надзором в специально организованном пространстве. По подобной схеме устроены и учреждения образования. Анархисты не согласны с таким укладом, поскольку он формирует отношения власти и подчинения в обществе, а также авторитарный тип личности, который подробно описал Эрих Фромм.

Боб Блэк в своей работе «Трактат об упразднении работы» говорит о том, что нынешнее общество — это не демократия и даже не капитализм, а фабричный фашизм и офисная олигархия. Он высмеивал людей, которые считают, что они проживают жизнь согласно собственному выбору и предпочтениям, хотя большую часть времени они проводят в учреждениях, где вынуждены строго подчиняться выверенным правилам на которые не в силах повлиять. В таких местах, например, регулируется не только как человек должен учиться или выполнять работу, но и как он должен выглядеть, как должно выглядеть его поведение в офисе или даже за пределами рабочего времени. Происходит контроль не только того что ты производишь, но и как ты это делаешь, с какими эмоциями и выражением лица. Боб Блэк говорит о том, что большая часть наших жизней происходит в условиях такой тюремной муштры и мы должны перестать обманываться.

Боб Блэк, разделяя работу и игру, говорит о том, что работа — это не добровольная производственная деятельность отчуждённая от интересов трудящегося, а игра — это способ организации производственной деятельности, где основное наслаждение — это даже не результат, а процесс. Игра наполняет и развивает участника, в то время как работа лишь поглощает эмоциональные и физические силы. Кроме преобразования полезной работы в игру, он предлагал также снизить общее количество рабочего времени и устранить бесполезные специальности.

Рассматривал Боб Блэк и мотивацию к труду. В обществе, где останется только полезная работа будут люди, которые добровольно возьмут на себя часть обязанностей. Будут также люди, которые захотят делать что-то иногда и недолго, и это тоже нормально. Есть дела, которые неприятно делать одному или по приказу — значит выход делать вместе и добровольно. Его лозунг — «пролетарии всех стран, расслабьтесь!»

Идея об ограничении продолжительности рабочего дня появляется лишь с Великой французской революцией, тогда рабочий день был сокращён до 12 часов. Маркс и Энгельс предлагают 8-часовой рабочий день в 1866 году. Но полноценно эта идея будет реализована в Европе лишь в 1918 году в Германии и в 1917 году в Советской России (правда с 6-дневной рабочей неделей). Только в 1919 году была составлена конвенция об ограничении рабочего дня 8 часами, но до сих пор её ратифицировали только 52 страны. Это не говоря о том, что в этих случаях речь о законодательном ограничении продолжительности работы, но работодатели нашли сотни способов обойти эти запреты и вынудить рабочих добровольно-принудительно работать дольше либо вообще работать без договора и каких-то социальных гарантий. И это в мире, где нормальным с точки зрения и стабильной работы экономики, и психологического комфорта рабочих всё чаще называют 6 или даже 4-ёх часовой рабочий день. Современному рабочему в среднем необходимо в два раза меньше времени для производства того же объёма продукции, чем рабочему в 1950-х гг. Поэтому тема сокращения продолжительности рабочего дня до сих пор актуальна.

Дэвид Гребер в своей книге «Бестолковая работа» говорит о том, что следует разделять «плохую работу», где люди работают в плохих условиях, где их угнетает работодатель и они получают мало денег, но при этом они производят хотя бы что-то полезное для общества, и работу «бестолковую», т.е. бесполезную для общества, а иногда и откровенно вредную, а кроме того не интересную для самого человека. Бесполезной работой он называет финансовый рынок, всевозможных менеджеров и советников, консультантов, коучей, маркетинговых сотрудников, мерчендайзеров и пр.

Но капиталисты несмотря на логику минимизации затрат, подталкивают людей к переработкам и трудоустройству на бесполезные должности. Гребер считает, что это политический шаг. Различные агентства по трудоустройству, агентства недвижимости и прочие консьержи в элитных домах, без которых вполне можно было бы обойтись, выглядят бессмысленными даже с точки зрения либеральной экономической модели. Но если человек окажется в нищете по причине отсутствия работы и у него будет свободное время, то он пойдёт бунтовать, поэтому кластеру капитал-государство выгодно дать ему хотя бы какую-то работу, пусть даже с иллюзорной пользой, лишь бы занять человека. Куда выгоднее для государства платить человеку мизер за нахождение на бестолковой работе, нежели платить ему пособие по безработице без условий или дожидаться голодных бунтов. Ведь человек, у которого нет занятия остаётся наедине со своими мыслями и начинает анализировать своё положение и свои потребности. Люди замкнутые в рабочий цикл не имеют времени для размышлений.

Гребер говорит о том, что в последнее время развилась трудовая этика, когда человек в первую очередь определяет себя согласно своей профессиональной принадлежности, своему месту работы и зарплате, а не по другим идентичностям вроде возраста или музыкальных предпочтений. Даже в своей повседневности мы склонны обесценивать все занятия, которые не приносят прибыль. Домашние дела, свои хобби, благотворительность и т.п. действия зачастую связанные с трудом мы не называем работой, в т.ч. потому, что мысленно обесцениваем эти действия. Также у людей развилась «перекошенная система воображения», когда человек идентифицирует себя с кем-то, кто его угнетает и думает за него как тому человеку было бы лучше, в чём его мотивация. Например, оправдывает интересы и поступки капиталиста, который недостойно обращается с рабочими.

Среди анархистов есть и мнение, что людям наоборот стоит перестать придавать значимость действиям через ассоциацию их с трудом или работой, перестав употреблять эти термины для придания делам значимости и перестав мерить важность людей по этой шкале. Эта логика заметно противостоит пролетарской гордости пропагандируемой многими социалистами ещё с XIX века и до сих пор популярной среди некоторых анархистов.

Боб Блэк также говорил о том, что он не против технологий, даже если они просто развлекают человека и не дают ему скучать, но пока картина выглядит так, что все технологии использовались в большей степени для порабощения личности, нежели для освобождения. Однако, некоторые анархисты считают, что это скорее вопрос применения технологий, связанный с доминирующей общественной моделью, нежели вред самих технологий.

Итого предложения анархистов в отношении организации труда:

  • Самоуправление и самоорганизация
  • Стремление к отсутствию перепроизводства
  • Упразднение бесполезных работ
  • Сокращение рабочего дня
  • Всеобщий и бесплатный доступ к товарам и услугам

11. Список литературы:

  • Дэвид Гребер «Долг. 5000 лет истории»
  • Пол Бэран и Пол Суизи «Критика капитализма эпоха корпораций»
  • Жозеф-Пьер Прудон «Что такое собственность»
  • Даниэль Герен «Анархизм: от теории к практике. Часть 2»
  • Пётр Кропоткин «Хлеб и воля»
  • Боб Блэк «Упразднение работы»
  • Группа Кризис «Манифест против труда»
  • Дэвид Гребер «Феномен бесполезных работ»
  • Дэвид Гребер «Революция наоборот»
  • Жиль Дове «Пролетарий и работа — история любви?»
  • Crimethlnc. «Работа»
  • Prole.info «Работа. Общество. Политика. Война»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.