Почему уходят из анархизма, и как заставить анархизм работать

Необычайно мудрая и богатая политическая философия анархизма сталкивается в наше время с серьезным упрощением и догматизацией, превращаясь в клишированную и зацикленную на самой себе наивность. Чаще всего люди «перерастают» анархизм, основанный на представлениях каких-то локальных авторитетов и тусовок. Они осознают, с одной стороны, его несостоятельность и неспособность повлиять на ситуацию, а с другой — сталкиваются с политическими вызовами, на которые у анархизма нет ответов.

Большинство украинских анархистов вообще больше интересуются тем, как объявить что-либо враждебным, ненужным и противоречащим анархизму, чем найти ответы на актуальные вопросы. Когда реальность показывает, что этот подход не работает — анархизм забрасывают.

По крайней мере, это честный поступок — оставить в покое политическую философию, которая тебя более не устраивает. Гораздо лучше уйти, чем продолжать натягивать сову на глобус, давая простые объяснения сложным проблемам и сводя все к популизму и вульгарной демагогии. Возможно, анархизм как движение от того столь сильно и деградировал, что вместо развития предпочел в своей массе закрывать глаза на противоречия и обустраивать замкнутую среду, которая в ХХІ веке никак не развивается, и продолжает пересказывать на новый лад не самые лучшие штампы ХІХ века в интерпретации авторитетов ХХ-го. Любой развивающийся человек, видя при скудности и ограниченности анархизма богатство и разнообразие жизни, выберет второе.

По сути, анархизм накладывает на своего адепта больше ограничений, чем дает надежд. Рабочие сознательно не борются за свои права, война требует выбора меньшего зла, в фаворе партии с совершенно антисоциальными предложениями, фашисты легко получают поддержку, говоря иными словами о тех же проблемах, что и анархисты…

Нельзя сидеть сложа руки, нужно что-то делать, спасать ситуацию, а анархизм не дает никаких рецептов. Все кругом неправы, ни в чем другом нет смысла, только классовая борьба против государства и капитала. Пару лет можно продержаться, раздавая правильные листовки и выкрикивая правильные лозунги на маршах. А дальше что? Ничего не происходит, ничего не меняется. Добиться какой-то эволюции от движения невозможно — ему хорошо и так, оно уцепилось за не самую лучшую тактику прошлого десятилетия, а о стратегии не хочет думать и вовсе.

Человек уйдет из такого движения и примкнет к какому-то другому, неся в себе оскорбленные остатки анархистских ценностей. Возможно, станет социал-демократом, считая, что без государства и правительства вывести куда-либо общество невозможною. Или же либералом, считая, что анархизм слишком категоричен, хотя стоит при тех же ценностях быть немного гибче. Бывает, что разочаровавшийся анархист становится фашистом, утверждая свободу своего одержимого эго и нивелируя все прочие ценности.

Конечно, куда сложнее и ответственнее — подрывать заскорузлые догмы анархизма, которые, может, формально и справедливы, но реально совершенно бесполезны. Кто-то назвал бы это «ревизионизмом», по аналогии с пересмотром социалистических положений разочаровавшимися марксистами. Но я бы назвал это очищением от догм, ведь в основе анархизма и не должно быть никаких догм — да что говорить, если в анархизме даже нет какой-либо единой теории. Все ценности строятся вокруг идеалов свободы и равенства, применимых к конкретным обстоятельствам.

«Истинный социализм», выбранный анархистами в качестве ориентира, больше похож на утопию и держится не на продуманных механизмах и технологиях, а на якобы спонтанности и стихийности творчества масс, высвобожденного революцией. Нет никаких конкретных идей насчет того, как обеспечить бесперебойную работу энергетики, коммуникаций и инфраструктуры в обществе, где пало государство. Главное — сбросить власть, а там уже пойдет как по маслу! Конечно, в период силового противостояния на этом можно будет выехать, но затем утвердится система, которая окажется наиболее стойкой и эффективной, а вовсе не та, которую воспевали под шумок революции анархисты.

Украинский анархист в период революции Майдана

Почему Майдан одержал пиррову победу? Потому что не смог утвердить работающую систему, которая оказалась бы надежнее и справедливее свежеразбитой. Поэтому новая власть и реанимировала коррупционно-бюрократический капитализм. По крайней мере, он работал, когда приходилось спасать целостность страны.

Да, вот тут государственный аппарат показал свою эффективность во всей красе, спасая суверенитет Украины на самом что ни на есть низовом уровне. Без военной помощи России хунты ДНР-ЛНР не выстояли бы и пары месяцев — ржавое и неэффективное украинское государство перемалывало их на ура. А как бы поступили анархисты, что бы они предложили?

Какой вывод мы можем из этого сделать? Например, такой, что государство, капитализм и революция — это куда более сложные явления, чем мы привыкли думать. Что же об этом думают в своей массе анархисты? Что Майдан был обречен изначально, поскольку недостаточно утверждал социальную повестку, не следовал задачам классовой борьбы, не стремился к уничтожению государства и капитализма?

Отличная оценка, которую можно давать по любому поводу. Почему Россия оккупировала Крым и ввела свои нештатные силы на Донбасс? Почему ракета Falcon Heavy компании SpaceX полетела не совсем так, как планировали? Почему случился обвал курса Биткойна? Ответ один — потому что при капитализме не бывает ничего хорошего! Во всех кризисах виноват капитализм, во всех трагедиях виновато государство, и только трудящиеся — невинные овечки, которые потрошат других невинных овечек, поскольку им запудрили мозги буржуи. Отличный ответ на все случаи жизни.

Наблюдая такое, поневоле понимаешь, почему кто-то ушел из анархизма в либералы и даже в фашисты. Совсем недавно французский философ Мишель Онфре задал в эссе «Постанархизм, растолкованный моей бабушке» хорошие вопросы для очищения анархизма от заскорузлых взглядов и неверно понятых идей:

Стоит ли на религиозный лад приносить жертвы старым доктринам анархистских соборов? Надо ли подчиняться, как в церкви, указам, провозглашенных синодами? Обязательно ли следовать тому, что анархистский катехизис проповедует своей пастве? Или, может, здесь и где-нибудь, а скорее и лучше — здесь, чем где-либо, выступить с целебным лозунгом: «Ни Бога, ни господина»?

Вспомним несколько догм. «Государство воплощает абсолютное зло», — даже когда речь идет о механизме, который равноправно и свободно, справедливо и беспристрастно распределяет результаты налогов? «Выборы — это всегда ловушка для дураков», — даже когда в них участвует Прудон или, как считал Мюррей Букчин, когда можно развивать либертарные сообщества, или можно установить с помощью голосования политические силовые отношения, которые, конечно, не идеальны, но более благоприятны для либертарного идеала?

Другая догма: «Капитализм — всего лишь момент в истории мира, его нужно уничтожить», — однако он является непреодолимой истиной обмена, начиная с тех пор, как мир стал миром. Ведь часто путают капитализм, в качестве способа производства богатств, который предусматривает частную собственность, и либерализм — способ перераспределения полученных таким образом богатств. Так что существовать мог бы либертарный капитализм, вроде того, как существовал советский капитализм или как экологический капитализм, к которому именно мы, кажется, сейчас и движемся…

Поэтому, действительно, стоит ли подпадать под влияние догм, когда называешь себя врагом всех догм? Или мы должны отрицать всякий авторитет, кроме авторитета собственной церкви? Разве анархизм не является по сути отказом от любых догм, включая анархистские догматы, во имя свободы мышления, критического и свободного использования своего ума, развития рациональности без эпистемологических, поучительных и идеологических препятствий? Очень часто анархистский ум подчиняется эпистемологической помехе, в частности, верованиям, его кристаллизуют, а затем цементируют во вредный призрак.

Революция, которая раз и навсегда решает все проблемы и гарантирует исчезновение зла во всех формах (больше никаких преступлений, убийств, эксплуатации, насилия, злобы, нищеты, злодеяний, ненависти, злопамятства и подобного, общество, наконец, без полиции, без «тюрьмы, без армии, без войны, без виселиц, без негативности…»), — вот несусветная выдумка, достойная фантастических сценариев, наиболее инфантильных и религиозных.

Сколько анархистов по старой привычке удовлетворяются активистской практикой чисто словесного толка? От акций, заточенных под распространение брошюр, к ведению задушевного дневника (или сайта сегодня), рисунков на стенах, изготовления транспарантов, созданию лозунгов, участия в маршах, во время которых мир убивается, конечно, с помощью слов, очевидно, в негативном и отрицательном стиле, но с доминированием ресентимента и печальных страстей? Эти акции, собственно, — кроме того, что вызывают улыбку в правых, руководства, либерального капитализма, властителей, правящих миром и грабящих планету, — происходят от политического фольклора, в котором не заметно никакого ощутимого прогресса.

Мишель Онфре

Правда, сколько можно повторять про «анархический коммунизм», если он продуман либо на уровне деревенской общины, либо на уровне научно-фантастической утопии? Что мы должны делать здесь и сейчас, чтобы управление обществом происходило под контролем самого общества? Как избавиться от нищеты, которая вынуждает людей заниматься самой грязной работой и отказываться от саморазвития? Как сохранить суверенитет такого общества, дать хорошей сдачи врагам и не разругаться со всем миром, став «империей зла»?

Как при этом удержать базовые ценности свободы, равенства и братства? Можно ли считать анархическую модификацию уже существующей республики собственно анархией? Где вообще заканчивается государство и начинается анархия? Стоит ли «пачкать руки», принимая решения, которые создают отношения власти? Ведь бить врагов — значит, осуществлять над ними власть, а если анархисты против любой власти, то что же это — нельзя бить врагов? Нужно ли запрещать частную инициативу в экономике, если капитализм с его частной собственностью — главный враг всех трудящихся? Или, может, капитализм — это не труд, деньги и товары сами по себе, а определенная организация с привилегиями для одних и дискриминацией для других?..

Эти вопросы можно и нужно бесконечно задавать самому себе и окружающим, а еще нужнее — трезво оценивать обстановку, принимать решение и реализовывать его, воспринимая ошибки как полезные уроки, а не как поражение или «зашквар». Если анархизм не работает над решением общественных задач, он будет вариться в своих внутренних, экзистенциальных проблемах, создавая среду, благоприятную для укрепления коллективных травм. Это общая проблема для многих движений, не только для анархизма. Но от этого не легче, ведь пока анархисты думают о том, как правильно быть анархистами, другие берут инициативу в свои руки и меняют общество так, как сами того хотят.

Если осознание такой пессимистичной картины выбивает вас из колеи и толкает прочь от анархизма или политики вообще — это нормально. Плохо продолжать верить в просроченные догматы, а еще хуже — заниматься в такой среде обустройством собственной власти. А лучше всего — не терять надежду, пересматривать свои цели и средства, продолжать действовать сообразно рацио.

Источник: https://www.nihilist.li/2018/03/14/pochemu-uhodyat-iz-anarhizma-i-kak-zastavit-anarhizm-rabotat/

Почему уходят из анархизма, и как заставить анархизм работать: 6 комментариев

  • 17.04.2018 в 13:25
    Permalink

    По-мойму бестолковый текст. Сейчас на каждом углу говорят, что анархизм утрачивает связь с реальностью, не может дать ответы на важные вызовы и примитивен теоретически. Но почему бы вместо очередного самобичевания не взяться за решение этих проблем? В ситуации когда многие понимают проблемы и даже занимаются их решением писать такие тексты и не упоминать об этих попытках смахивает на желание автора занять красивую позу: мол, смотрите вы погрязли в догмах, а я мыслю независимо.

    Вместо отсылок к тем, кто реально развивает современный и актуальный анархизм — crimethink, Гелдерлоос, Грэбер и многие другие люди и коллективы (даже на территории постсовка) — автор приводит огромную и абсолютно оппортунистскую позицию клоуна Онфре. Я с интересом отношусь к идеям пост-анархизма, но то, что делает из него Онфре это просто экстравагантная поза и интеллектуальная мастурбация. За тем что он говорит не стоит никакого реального движения (ну, кроме народного университета, которым он раньше занимался и где с большего просто подзарабатывал денюжки) и никаких серьезных конструктивных ответов на стоящие перед анархизмом теоретические проблемы.

    Для этого человека отказ от догм — это простой релятивизм? И государство у него уже не такое плохое и капитализм в некотором роде хорош…. Да нет же! Отказ от государственны и капиталистических институтов это не догма. Это какраз-таки то, с чем у анархистов нет проблем. Абсолютный вред государства и капитализма (даже социального государства и даже экологического капитализма) — это не просто устаревшая вера анархистов, это факт, который доказан множество раз и множеством способов.

    Развивать анархизм — это не значит отбросить реальные факты во имя эфемерного «отказа от старых догм». Равзивать анархизм — это значит давать анализ сегодняшних ситуаций в свете этих фактов, вырабатывать стратегию достижения поставленных целей, придумывать новые более эффективные тактические ходы… И, повторюсь, многие этим кое-как пробуют заниматься и иногда довольно успешно.
    В общем, образ анархизма, который нарисовал автор, и вектор развития, который он наметил (с отсылко Онфре и доброму государству) не соответствуют действительности и текст получился бестолковый.

    Ответ
  • 17.04.2018 в 15:08
    Permalink

    Пропагандируйте культурный, материальный, технологический, духовный и идейно-теоретический мнимализм нового человека, единственной целью которого будет претворение в жизнь общества будущего уже здесь и сейчас, стремление к революции которого способно будет доходить до мученичества за свои и наши общие идеалы.

    Сейчас существует много лишнего в различных сферах общественной жизни, что не пригодится в эпоху глобальной солидарности. Не останавливайтесь только на классовых аспектах борьбы — двигайтесь в будущее, грядущие конфликты которого многим еще слабо различимы. Помните, что есть еще проблема отставания социального прогресса от технического, конфликты между индивидами и коллективом, проблема жизни, смерти и бессмертия. Не начинайте культ личности, не подавляйте индивидуальность — сохраните место для проявления простых человечесих эмоций, решайте общую сверхсознательную задачу объединения общества и человека на научных и диалектических принципах.

    Самодостаточным в материальном и интеллектуальном плане людям незачем будет уходить из движения.

    Ответ
  • 18.04.2018 в 20:36
    Permalink

    Интересный текст, интересные и правильные вопросы внутри текста. Но если вернуться к основной теме разговора, то я бы хотел обратить внимание на один момент. А именно на то, что эти вопросы задаются после некоторого опыта и разочарования активистов, большинство людей, интересующихся этими вопросами уже выгорают, теряют интерес к анархизму. Именно выгорают, у них СЭВ — синдром эмоционального выгорания.

    Одной из причин этого я вижу отсутствие опыта у современных анархистов, которые начинают интересоваться темой в 17 лет, а в свои 25 надеется штурмовать Зимний дворец. Они ставят нереальные цели, переоценивают свои силы. В итоге не могут даже сделать примитивных вещей, вроде организации работы по образовательнм или профсоюзным проектам в своем регионе.
    Отсутсвие практики передачи опыта от старших к младшим, либо неадекватность более опытных товарищей не дает им вовремя трезво оценить ситуацию.

    Другой причиной я бы назвал нездоровую среду внутри движения. Конфликты, склоки, авторитетность мнения, тусовочность, замкнутость и большое количество не очень адекватных людей изматывает психологически человека.

    Таким образом, чтобы люди не разбегались от движения, как от чумы, нужно больше уделять внимания их психологическому комфорту. Как минимум, стараться не создавать лишних конфликтов.

    Ответ
  • 19.04.2018 в 13:34
    Permalink

    Думаю, что для Беларуси ключевой проблемой в развитии анархического движения все же является государство с огромным аппаратом мусоров и гбшников, всегда готовых создать проблемы на ровном месте.

    Во многих случаях в беларуских реалиях говорить стоит тогда не о выгорании активистов, а о проблемах связанных с пост-травматическим синдромом, которые могут привести к попыткам избежать повторения случившегося и дальнейшем переключении на более «легальные» формы борьбы.

    Репрессии у нас в стране работают и очень даже хорошо.

    Что касается неактуальности старых анархических идей. Сложно тут говорить, когда твой оппонент рассуждает о том, что рабочего класса нет и границы информационного общества куда более сложны, а ты в этом время вынужден по 8-12 часов в день вкалывать и пытаться выделить хоть какое-то время за пределами этого графика на жизнь и социальные связи, которые необходимо сохранять параллельно социальной борьбе.

    Для меня «неактуальность» анархизма во многом сводится именно к таким пустым разговорам о том, что людям не нужен анархизм, нам надо придумывать что-то новое и может даже велосипед изобрести заново, накидав в него «крутых» вещей, которые будут отлично продаваться.

    Более того не стоит рассматривать проблемы анархического движения в некой изоляции. Если говорить о беларуском обществе, то мы можем отлично увидеть стагнацию социальных отношений, тех самых отношений, на которых анархизм построен. В результате государственной политики подавления общества размышления о свободе заменились размышлениями о том, как себя выгодно поставить, а на остальных особо и нет дела.

    В такой обстановке ответы анархизма или анархическая идеология никаким образом не меняется, мы все еще стоим там, где стояли 100 лет назад, а решения по безгосударственному коммунистическому обществу никто не отменял.

    Вопрос скорее в том, как организовывать общество, которое атомизированно до безобразия в результате авторитаризма. И этом вопрос не кризиса анархических идей, а скорее форм организации, которые необходимо развиваться для восстановления общества вопреки всему давлению.

    Ответ
  • 23.04.2018 в 16:03
    Permalink

    Из констатации очевидного факта, что анархизм утратил былое влияние нельзя делать вывод, что виноваты сами анархисты (сразу на всей планете). В обществе постмодерна все политические движения обесценились и утратили свою суть. За огромными процентами на выборах не стоит действительных политических взглядов и активистов.

    Онфре очевидно сам выгорел и его расуждения наталкивают на приятие институтов угнетения. Как можно серьезно говорить, что свободное общество может быть с полицией и тюрьмами? Это не только смешно, кажется писатель в неадеквате. Например, это:
    ……… Нет никаких конкретных идей насчет того, как обеспечить бесперебойную работу энергетики, коммуникаций и инфраструктуры в обществе, где пало государство…………
    Инфраструктура работает, потому что электрики, информатики и водители выходят на работу. Если завтра даже без всякой революции государственные институты вдруг прекратят существование, то ничего не поменяется. Электричество будет вырабатываться и без министерства энергетики, транспорт будет ходить там где нужно, врачи принимать клиентов, а координация образуется мгновенно, потому что будет восстребована субъектами отраслей.
    Самоорганизация не просто локальная инициатива, это системное явление в природе и обществе. Если какой-то интеллектуал не понимает простых вещей, которые очевидны многим простым людям в силу их ежедневной практики, то в своей кабинете он просто утратил связь с реальностью.

    Честное слово, никогда не читал критика догматичности анархизма, который бы что-нибудь предложил. Одни нытики и тошнотики.

    Ответ
  • 01.05.2018 в 09:54
    Permalink

    Уходят потому, что встречают ЧП(ПЧ) в чатах телеграма и думают: Неужели этот человек анархист? И все другие такие же зазнавшиеся придурки? Нет, спасибо, я ухожу!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *