А победили ли фашизм 9 мая?

Закончились гуляния по всей стране. Отгремел салют. Лукашенко прочитал свою речь, в которой про Гитлера в этот раз уже не упоминал. А идею парада отложили на лучшие времена. Все кричали, что мы победили в 1945 и это празднуем, но так ли это на самом деле?

Война с фашизмом в Европе началась не в 1941 и не в 1939. Первые столкновения с авторитарной идеологией начались в 1936 в Испании, когда фашистская хунта диктатора Франциско Франко попыталась свергнуть левое республиканское правительство. В результате путча началась гражданская война, продлившаяся до 1 апреля 1939 года. И хотя война считается гражданской, участие в ней приняли другие европейские страны. Так фашистская Италия и нацистская Германия смогли использовать Испанию для полномасштабного тестирования своей техники и оказания помощи как солдатами, так и пилотами. На стороне республиканцев воевали добровольцы со всего мира, примкнувшие к различным группам — начиная от либералов и заканчивая анархическим ополчением.

В результате войны на иберийском полуострове погибло как минимум 450 тысяч человек. Фашисты победили. Сотни тысяч были вынуждены мигрировать, а десятки тысяч оказались репрессированными. И хотя Германия и Италия приняли активное участие в войне, республиканцам оказывали помощь разве что советские эксперты, которые всеми силами пытались задавить революцию, далекую от авторитарного сталинизма, принятого к тому моменту в большинстве коммунистических партий.

1 сентбря 1939 в Европе началась вторая мировая война. Но многие из нас на уроках истории выучили, что есть еще и Великая Отечественная Война, которая началась только в 1941. Такой идеологический поворот связан, в том числе и с ролью советского союза в начале войны — пакт Молотова-Рибентропа фактически возлагает ответственность за нападение на Польшу как на нацистов, так и на Сталина. И пока Гитлер маршировал через Европу большевики пытались идеологически оправдать сотрудничество с нацистами и фашистами до 1941.

Капитуляция Германии в 1945, а также публичная казнь Муссолини в Италии для многих поставили точку в истории фашизма в Европе. Фашист Франко, которому Италия и Германии помогли выиграть гражданскую войну, сохранил формальный нейтралитет во время второй мировой войны и таким образом смог остаться у власти до своей смерти. Диктатуры в Испании многие игнорируют и до сегодняшнего дня: после смерти Франко фашисты заключили пакт с либералами и социалистами — период диктатуры заканчивается, но мы не копаемся в истории и все преступники времен Франко получают иммунитет.

Что же касается остальной части Европы? Во многих странах после падения местных фашистских режимов части населения продолжали поддерживать ультраправую идеологию. Погромы против евреев, рома и других групп продолжались еще многие годы.

Как известно в СССР ни расизма, ни нацизма не было. Авторитарная структура государства большевиков отрицала возможность существования таких идеологии в так называемой диктатуре пролетариата. Отчасти именно из-за отсутствия борьбы с расизмом именно на 90-е приходится рассвет неонацизма в странах бывшего восточного блока, в том числе и Беларуси и России. Формируются как уличные субкультуры, так и неонацистские и фашистские политические организации. В ответ на это на улицах анархисты и панки начинают создавать антифашистские организации, которые на протяжении многих лет оказывают отпор распространению фашизма.

В Беларуси противостояние антифашистов с неонацистами позволило оттянуть внимание ультраправых от политической повестки. Уличные драки, в которых фашисты проигрывали, стали главным приоритетом в развитии неонацизма в стране. И хотя Лукашенко со своими бюрократами пытается рассказать, как он победил фашизм, а его отец погиб во второй мировой, ГУБОПиК и другие организации государственного террора использовали беларуских фашистов для борьбы со своими политическими оппонентами. К примеру нападение фашистов из «Белой воли» на социальный марш в 2007 так и осталось только новостью по БТ.

Пока лукашисты и ватники пытаются рассказать народу о победе над фашизмом, стоит помнить, что фашизм становится возможен в результате централизации власти. Там где есть государство, существует постоянная угроза фашизма, захватившего власть в свои руки. За примерами далеко ходить не надо. Анархисты — не утописты, мечтающие о мире, в котором все катаются на единорогах. Мы отлично понимаем, что власть развращает даже самых отверженных. Именно поэтому мы призываем создать общественный строй, который не просто минимизирует возможность захвата власти, но и уничтожит саму концепцию власти в современном ее понимании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.