Саша Козлянко — душа и совесть брестcкого анархизма

C Александром Козлянко мы познакомились летом 2002 г. Ещё задолго до того, как в Беларуси анархизм начал показывать свой оскал. В то время у брестских ребят была своя группа друзей на Кавале (известный спальный район Бреста — Ковалёвка), к которой я и «примкнул», будучи частым гостем этого славного западнобеларуского города. С уверенностью могу сказать, что та группа, и в частности Саша, стояли у истоков брестского анархизма. В то время как большинство ребят, с которыми мы вместе пили пивко, обсуждали музыку и книги, играли в сокс и футбол, просто растворилось в повседневности беларуского быта, Саня, преодолевая субкультуру, остался в движении. И он не просто остался в беларуском анархизме, но, как мне кажется, пройдя быструю эволюцию, стал его важной составляющей.

Слова о том, что именно он «взрастил» не одно поколение брестских анархистов и антифашистов вряд ли будут преувеличением. Трудно найти хоть какую-то инициативу в городе на Буге, к которой бы Саня не прикоснулся. Контркультура, экология, ФНБ, антифашизм… Выпускал зины, занимался профсоюзной деятельностью, участвовал в общебеларуских акциях, поддерживал связь с международным движением. При этом он оставался простым работягой и поддерживал здоровый образ жизни.

В далёком 2014 г. для одного заграничного издания я хотел сделать интервью с организаторами и участниками некогда довольно известной футбольной инициативы — DIY Лигой. Ребята, как сами мне писали, подготовили обширные ответы на мои вопросы (процесс подготовки был очень долгим), но потом резко пропали и не отвечали на мои мэйлы. Я, конечно же, был очень зол, т.к. не переношу безответственных людей, которые не держат слова. Но Саня мне всё чётко расписал: «Ты на парней не обижайся. У них сейчас не лучшая жизненная ситуация. Сейчас в Минске всех очень жёстко прессуют…» И написал их истории и то, какие же уёбищные наши мусора, гэбня и их методы. Все претензии отпали сами собой.

Насколько мне известно, Козлянко практически не конфликтовал с людьми, что так редко встречается в движении. Зато, будучи в Бресте довольно публичной личностью, регулярно катался на сутки. А сколько раз мусора приходили к нему домой… Думаю, он и сам сбился со счёта.

В силу своего характера Саня умел находить общий язык с беларускими оппозиционерами и правозащитниками (был даже независимым наблюдателем на выборах), но в то же время не поддавался влиянию ни либеральной, ни националистической риторики, и всегда оставался верен идеям самоорганизации и прямого действия, не доверяя лицемерию и продажности партийных структур. Как-то в одном из разговоров про оппозиционеров (отмечу, что некоторых он всё же ценил за их идейность) Саня сказал: «И если в стране начнутся изменения, а они рано или поздно начнутся, то оппозиция будет просто-напросто не готова начать какие-либо вменяемые изменения и все будет проходить очень болезненно, как в начале 90-х.».

Усы пока что не получилось сбрить, но в остальном Козляныч оказался прав. Болью Беларуской революции 2020 г. будут написаны будущие учебники истории и художественные романы, будут сняты фильмы и воздвигнуты музеи… Кстати говоря, Саня и сам давно пишет стихи! Одним словом, личность творческая, многогранная.

При всём этом, брестский анархист никогда не стремился стать «лидером». Никогда не лез на первые роли. Работал во имя идеи много и усердно, не требуя ни славы, ни признания. Хотя без сомнения являлся важным звеном в движении, заряжал людей энергией, объединял. За это и попал в маховик репрессий. Я знал, что рано или поздно за ним придут. Скорее всего, он тоже знал и был к этому готов.

Я убеждён, что застенки только укрепят его волю и идеалы. Ведь Саша Козлянко принадлежит к числу наиболее преданных либертарным идеям беларуских революционеров. Он — душа и совесть брестского анархизма.

С. Н., декабрь 2021 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.