Занятие 6. Методы борьбы. Отношение к насилию

Чем занимаются современные анархисты и анархист_ки? Вы уже знаете наши цели — построение общества, где все могут быть равны и свободны. Но что мы делаем, пока это общество ещё не наступило? В этом тексте вы прочтёте о методах борьбы с капитализмом, патриархатом, эксплуатацией животных, и другими видами угнетений. Также вы познакомитесь с понятием «прямое действие», узнаете, почему анархисты считают пацифизм лицемерием и чему нас научили события в Казахстане. Важно отметить, что долгосрочным стратегиям создания анархического общества посвящён отдельный текст.

Оглавление

Часть 1. Методы борьбы

1.1 Общие принципы

1.2 Просвещение/агитация

1.3 Создание альтернативных структур

1.4 Прямое действие

1.5 Участие в массовых политических движениях

1.6 Деятельность для устойчивости движения

1.7 Проблемы при выборе методов

Часть 2. Ненасилие, насилие и разнообразие тактик

2.1 Какие тактики анархисты считают ненасильственными

2.2 Пацифизм как привилегия

2.3 Победоносный пацифизм?

2.4 Спор о термине «Насилие»

Список литературы

Список фильмов

Часть 1. Методы борьбы

1.1 Общие принципы

Анархистов объединяют принципы, на которых, по их мнению, должно быть устроено общество будущего. Касательно методов борьбы нет единого мнения, и отношение к тому или иному методу может отличаться в зависимости от течения анархизма. Несмотря на жаркие споры о том, какому из методов следует отдавать приоритет, большинство анархистов являются сторонниками разнообразия методов борьбы и не приветствуют принижение значимости действий других активистов. Бескомпромиссность анархизма в противостоянии с государством также диктует отказ от реформизма. К практикам реформизма можно причислить торг с властями в виде петиций и жалоб, требование частичных реформ или участие в выборах. Для анархистов важна не законность, а этичность метода. То наказание, которым государство грозит за применение того или иного метода, не отражает его этичность.

Главное, чтобы применение методов соответствовало моральной составляющей философии анархизма, его принципам:

  • низовая горизонтальная структура активистов
  • равноправное участие в принятии решений
  • добровольность участия и осознание ответственности
  • признание важности всех методов
  • отказ от обвинение активистов в репрессивном ответе государства
  • самофинансирование

1.2 Просвещение/агитация

Некоторые анархисты считают, что тяжело себе представить резкий скачок к осознанному анархическому будущему. Единовременный прорыв от старого общества к обществу с готовой, но при этом новой структурой кажется маловероятным. Люди имеют привычки, традиции, инерцию поведения за счёт государственной пропаганды, а также особенностей психики человека, ориентирующейся на привычное. Такой заведомый консерватизм не располагает к резким переменам без предварительного изменения отношения людей к информации, осведомлённости об альтернативах развития, готовности принять новые модели поведения.

Поэтому некоторые анархисты считают важным вести пропаганду своих идей, агитировать людей к самообразованию и теоретически обосновывать выгоды предлагаемых анархистами альтернатив.

В этом русле анархисты могут заниматься:

  • изданием/переводом книг
  • созданием/показами документальных фильмов
  • распространением брошюр и листовок
  • образовательными мероприятиями (лектории, кинопоказы, дискуссии)
  • тематическими музыкальными мероприятиями/смысловыми текстами песен
  • подкастами, блогами/влогами
  • «искусством прямого действия» (художественные перформансы, символизм в изобразительном искусстве)
  • уличным искусством/граффити
  • участием в массовых мероприятиях с собственной повесткой (речь, листовка, баннер)

1.3 Создание альтернативных структур

Анархисты не только критикуют существующий порядок, но и пытаются на практике реализовать какие-то свои проекты в уменьшенном масштабе. Это может выражаться в решении актуальных потребностей людей.

Например, люди занимаются сквотерством, захватом пустующих помещений, многие из которых намеренно удерживаются хозяевами пустыми в связи с особенностями рынка недвижимости. Сквотеры заселяются в эти помещения, реализуя потребность людей на крышу над головой, которая важнее жажды наживы владельцев этих зданий. Часто это становится ещё и политическим проектом, с демонстрацией позиции, почему захват был произведён, а также призывом поступать аналогичным образом.

Также в сквотах или других помещениях могут создаваться полноценные культурные центры, которые помимо прочего могут заниматься ещё и образованием. Так, анархисты создают школы и детские сады с альтернативным подходом к процессу обучения. Эти проекты основаны на критике механистичного процесса обучения в государственных школах, с их конвейером конформистов, и предлагают воспитывать инициативную, свободную и всестороннюю личность с опорой на потребности и интересы ребёнка. Создаются также и «университеты», где люди занимаются самообразованием.

Кроме того, существует коммунитарное движение по созданию коммун, автономных прообразов альтернативного общества будущего. Они существуют как попытка опробовать на практике принципы анархизма, научиться разбираться с конфликтами, принимать решения консенсусом, на равных решать бытовые вопросы. С другой стороны, коммуны часто критикуют как проявление эскапизма, как желание убежать от проблем реальности вместе с единомышленниками и запереться в своём уютном мирке, позабыв о глобальных проблемах и глобальной реальности. Хотя даже само право этой коммуны на существование может быть обеспечено лишь за счёт борьбы с государством за её пределами. В Европе практики кооперативного жилья довольно распространены не только на сквотах, но и просто в форме совместного съёма или покупки жилья активистами.

Альтернативные правозащитные структуры для потребностей активистов, столкнувшихся с прессингом государства. В либеральных правозащитных организациях часто есть лобби государственных структур, которые диктуют своё видение критериев того, кого можно считать политзаключённым, а кого нет. Например, часто отрицается право людей на форму протеста, результатом которой становится повреждение собственности. Потребностями анархистов занимается Анархический чёрный крест.

Капитализму свойственно перепроизводство, захламление планеты. Кроме того, капитализм формирует идентичность потребителя, когда человека в первую очередь ассоциируют с его профессией, покупательской способностью и приобретёнными им вещами, а не с личными качествами и т.п. Анархисты это критикуют и пытаются делать альтернативы для обмена вещами через Фришопы (помещения для бесплатного обмена вещами) и Фримаркеты (тоже самое как фришоп, только обычно в виде тематической ярмарки).

Также существуют производственные и потребительские кооперативы. Решения в производственных кооперативах принимаются совместно, собственность принадлежит сразу всем участникам. Так, в Минске существовал небольшой печатный кооператив «Листовка». Потребительские кооперативы занимаются совместной оптовой закупкой продуктов, распределяя их потом среди членов кооператива. Например, члены кооператива поочерёдно дежурят на кооперативных складах и магазинах, а потом имеют возможность участвовать в принятии решений и пользоваться кооперативной скидкой. Более редкой, но возможной формой является также захват предприятий рабочими после банкротства владельца. Также анархисты создают Дистро, т.е платформу по продаже брендированной активистской продукции, вырученные деньги с продажи этих вещей идут на спонсирование активизма.

Для борьбы на информационном фронте анархисты стараются создавать альтернативные медиа-проекты. Например, свои СМИ, децентрализованные соцсети с защитой анонимности пользователей, защищённые месседжеры, активистские сервера и программное обеспечение с открытым исходным кодом, краундфайдинговые платформы. Создаются также различные международные проекты для облегчения коммуникации людей из разных стран. Например, существуют группы помощи с синхронным переводом на активистских мероприятиях.

1.4 Прямое действие

Прямое действие – это любое действие, которое направлено на достижение целей напрямую действующим лицом, без посредников.

Примерами прямого действия, которые поддерживают анархисты, можно назвать:

  • уничтожение собственности
  • блокирование мероприятий оппонента
  • забастовки/сети солидарности
  • саботаж мероприятий, наносящих урон экологии (экотаж)
  • помощь мигрантам и другим группам нуждающихся
  • восстановление быта в местах, откуда временно ушло государство
  • участие в вооружённых конфликтах
  • «черный блок» и ассамблеи на протестах
  • экспроприации собственности и захваты помещений/территорий
  • акционизм

Экотаж – саботаж мероприятий и уничтожение техники, наносящих урон экологии, с целью сделать эти предприятия экономически невыгодными. Например, сторонники экотажа сжигали технику, которая предназначалась для вырубки леса. В США, несмотря на то, что ни один человек не пострадал от действий сторонников экотажа, капиталисты продавили статус «внутренних террористов» для таких людей с огромными тюремными сроками в виде последствий. Это говорит о том, что экономический ущерб от этих действий был заметен.

Сети солидарности — это межпрофессиональная группа поддержки людей, пострадавших от произвола работодателей. В частности, поддержка могла проявляться, например, в медийной компании по уничтожению репутации этого бизнесмена. Группа людей объединялась для потенциального отстаивания интересов друг друга, т.к. на людей не трудоустроенных в одной компании сложнее давить, чем в случае с забастовкой одного трудового коллектива.

Иногда, когда в силу обстоятельств образуется вакуум власти и государство временно покидает какую-то территорию, как во время войн или, например, как это было после урагана «Катрина» в Луизиане, люди самоорганизовываются, чтобы наладить инфраструктуру в данном районе. Эту самоорганизацию часто поддерживают анархисты, так же как они оказывают непосредственную поддержку различным уязвимым группам, считая это не столько благотворительностью, сколько проявлением взаимопомощи на практике и бесценным опытом самоорганизации. Часто анархисты едут в места вооружённых конфликтов, чтобы попытаться использовать ситуацию для создания автономных зон, устроенных на анархических принципах. Более умеренным выражением такого подхода является тактика «чёрного блока» на протестах, когда анархисты вступают в противостояние с полицией или наносят урон собственности капиталистов.

В Бразилии есть Движение безземельных крестьян, которые занимают земли, которые у них отняли капиталисты. Этих людей, чаще всего индейцев, выселяют с земель, чтобы эксплуатировать эти территории в коммерческих целях, лишая их традиционного уклада и возможности выращивать пищу. Также опытом прямого действия можно назвать экспроприацию – политически мотивированное изъятие собственности в пользу неимущих слоёв. Этот жест часто носит демонстративный характер, призванный пропагандировать такой метод среди других людей с объяснением мотивов такого поступка.

Акционизм – символическое действие, направленное на медийный эффект. Такое действие не наносит прямого урона оппоненту, а также чаще всего не приносит приобретений действующему лицу за пределами информационного поля. Часто это не продолжительная компания по решению какого-то вопроса, а разовые акции, заявляющие определённую позицию.

1.5 Участие в массовых политических движениях

Анархисты нередко присоединяются к широким общественно-политическим движениям, вступают в альянсы с целью продвижения своих принципов и практик. Результатом становится то, что участники различных освободительных движений начинают воспринимать как норму многие положения анархизма и придерживаться их в своей жизни и борьбе.

1.6 Деятельность для устойчивости движения

Децентрализованное движение рискует столкнуться с разрозненностью, текучкой активистов, утерей опыта. Поэтому некоторые активисты специально занимаются развитием инфраструктуры движения, работой над его сплочённостью и устойчивостью.

Это может выражаться в:

  • профилактике выгорания активистов
  • защите от репрессий/поддержке других анархистов
  • образовательных мероприятиях внутри движения/обмене опытом между группами
  • проработке групповых процессов (конфликты, иерархии, эффективность, групповая динамика)
  • вовлечении новых активистов

1.7 Проблемы при выборе методов

В связи со своей принципиальностью анархисты сталкиваются с рядом проблем в выборе методов. В частности, сложно формировать союзы в борьбе с другими людьми, которые хотят использовать методы, которые анархисты не практикуют. Нередко ожесточённые споры о методах вспыхивают и среди анархистов. Также практикуется перенос интересных форм и практик без учёта контекста, из-за чего иногда теряется суть действий, выхолащивается ожидаемый эффект и понимание окружающими смысла действия. Среди самокритики анархистов присутствует и укор в увлечении акционизмом, что приводит к большим затратам времени и сил на символизм и декларативность вместо реальных изменений.

Часть 2. Ненасилие, насилие и разнообразие тактик

Когда мы говорим о социальных изменениях, очень популярен спор между пацифистами, призывающими к принципиальному несопротивлению и исключительно мирным методам, и сторонниками насильственных тактик.

2.1 Какие тактики анархисты считают ненасильственными

Питер Гелдерлоос называет следующий список пацифистских тактик:

  • мирный протест (уличный или «публичный»)
  • лоббирование
  • создание альтернатив (НГО, благотворительность, низовой активизм)
  • неподчинение

Под мирным уличным протестом понимается массовое собрание санкционированное государством, публичным называется выступление в медиа и на подобных площадках. Лоббирование — это попытка влиять на государство, например, через парламентариев, судебные иски и подачу петиций. К неподчинению можно отнести захват каких-то пространств, забастовки и т.п.

2.2 Пацифизм как привилегия

Первая проблема в том, что люди, которые отстаивают пацифизм, полностью отказываются сами и запрещают другим использовать другие тактики. Какой-то ущерб оппонентам или их собственности категорически не приветствуется. Неприемлема и самозащита. Также из-за расовых стереотипов некоторых людей заведомо считают агрессивными и тем более отказывают им в праве защищаться, например, при несправедливом задержании.

Также можно говорить о том, что пацифизм — это привилегия, ведь насильственные тактики часто используются как ответ на насилие, которое уже было применено в адрес активистов. Речь не только о каком-то полицейском насилии, а о ситуации систематического структурного насилия. Это ситуация, когда система власти и распределения ресурсов устроены таким образом, что часть людей в ущемлённом положении и, как следствие, испытывают лишения, сравнимые с насилием. Не замечать действие структурного насилия и не желать ответить на него каким-то противодействием может лишь человек в привилегированном положении, которого эта система коснулась в меньшей степени. Те люди, кто изначально находятся в позиции ущемлённого меньшинства, как правило больше страдают и в результате мирных протестов, поскольку отношение правосудие к ним будет иное, чем к привилегированным людям. Если риски одинаковы, то почему не выбрать более действенные методы? Да и если ты уже испытываешь на себе насилие элит и уже находишься в ситуации противостояния, то какой смысл делать вид, что конфликта ещё можно избежать, выбрав пацифизм? Поэтому пацифизм можно считать привилегией.

2.3 Победоносный пацифизм?

Кроме того, в пропаганде пацифизма принято преувеличивать его вклад в те или иные социальные достижения, игнорируя попутные заслуги сторонников насильственных методов. Так, движение за деколонизацию Индии в 1930-х или движение против войны и за права черных в США в 1960-ые не были исключительно мирными. Например, в США помимо Мартина Лютера Кинга существовало вооружённое сопротивление «Чёрных пантер», а в Индии помимо Махатма Ганди существовали радикалы Субхаса Чандра Боса и вооружённый «Гадар» Лал Хар Даяла. Это только некоторые примеры, почти всегда успешное движение сочетает в себе как мирные, так и насильственные тактики. Также государство шло на уступки мирной части движения, хотя боялось роста популярности именно милитантных вооружённых структур, которые могли взять своё уже не путём переговоров, а в ультимативной и бескомпромиссной форме. Государственной пропаганде очевидным образом приятнее выставлять победителем и вести переговоры с умеренными силами. Именно имена пацифистов сохраняет история.

Яркий пример — «Бархатная революция» в Армении в 2018 году. Её всё чаще приводят как пример победы бесспорно мирного протеста. Вначале вскользь упомянем тот факт, что уже к моменту начала протестов в Армении уже была достаточно слаба центральная власть и достаточно развито гражданское общество и оппозиция, т.е. это борьба не с диктатурой, а с попыткой её установления. Это существенно, даже в свете того, что и либеральные демократии не гнушаются жёстко реагировать на любые протесты. А теперь посмотрим как развивались события в течение месяца протестов.

Для начала обратим внимание на то, какими методами действовали протестующие. Среди них самыми распространёнными можно назвать несанкционированные марши, перекрытие автомагистралей и ж/д, использование пиротехники, блокирование площадей палаточными городками, попытки прорыва полицейских кордонов и попасть в государственные учреждения, создание баррикад, столкновения с полицией.

Полиция, в свою очередь, применяла светошумовые гранаты, слезоточивый газ, блокировала улицы колючей проволокой, использовала спецтехнику и особые отряды полиции для массовых арестов. Только за один день 29 демонстрантов пострадали, а в ереванский медицинский центр с осколочными ранениями различной тяжести были доставлены трое полицейских и депутат Пашинян. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по части 1 и 2 статьи 225 УК Армении «Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием», а служба Национальной безопасности Армении сообщила о задержании шести человек якобы по подозрению в подготовке взрывов и оказания давления на государственные органы, для того, чтобы добиться выполнения ими конкретных требований.

Даже если учесть, что всё могло бы обойтись намного хуже, вряд ли в современной Беларуси СМИ назвали бы такие события мирными. Почему же армянские события запомнились нам немного иначе? Потому что это было выгодно соседним государствам, которые решили не судить победителя. Реакция в СМИ колебалась от игнорирования, до признания лишь факта кадровых перестановок. Меньше всего государственной пропаганде хотелось сообщать населению о том, какое разнообразие методов использовали протестующие.

И не всегда в конечном счёте это история успеха. Ведь с такой же лёгкостью, с которой власть идёт с пацифистами на переговоры, она может нарушить свои обещания, как только разберётся с радикалами и волнения стихнут. Пацифистские движения легко захватываются и обезвреживаются государством. Правительству с ними легко торговаться, снижая число требований и уступая лишь символически, также как и легко потом нарушать обещания или выполнять их лишь отчасти.

2.4 Спор о термине «насилие»

Самое главное, что пацифисты лицемерны, ведь на самом деле они принимают использование насилия, но только в тех случаях, когда его источником является государство. Многие пацифисты не выступают против существования тюрем и полиции, которые являются по сути насильственными институтами, причём стремятся к монополии на насилие. Полиция с применением насилия защищает статус-кво правящей элиты, преследуя всякие попытки изменить ситуацию. Таким образом, полиция как часть государства является участником политического насилия, такого же, к какому призывают некоторые их противники. Политическое насилие – это насильственные действия по поддержанию или изменению общественного порядка.

Существует ещё и понятие «мифического насилия», выдвинутое философом Волтером Беньямином в эссе «О насилии». Под этим понятием он подразумевает такое насилие, которое необходимо для производства какого-то мифа, который можно использовать для производства определённого социального порядка. Например, насилие полицейских помогает создавать и поддерживать существование порядков, выгодных государству и полиции, в которые вынуждено вписываться всё общество. Но такое мифическое насилие не прописано буквально, его границы не определены и могут постоянно сдвигаться. Например, государство жонглирует понятиями «экстремизм» и «терроризм», умышленно не придавая им конкретики и пользуясь ими от случая к случаю для собственного удобства. Навешать ярлык по своему усмотрению власть может на кого угодно и тем самым оправдать преследование какого-то индивида или группы лиц. Как уже упоминалось, государство обладает монополией на насилие, т.е. только уполномоченные государством люди могут применять насилие и не преследоваться им за это.

Существует также заблуждение, что полиция применяет насилие лишь в ответ на насилие со стороны протестующих, но это не так. Часто полиция атакует первой без какой-либо провокации и угрозы со стороны протестующих. По всему миру есть масса примеров расстрелов мирных демонстраций, в т.ч. с человеческими жертвами со стороны протестующих.

Но не только дубинки и пули признаки насилия, которое государство первым инициировало. Вот что говорил на этот счёт Бертольд Брехт:

«Убить можно разными способами. Можно пырнуть человека ножом в живот, лишить его хлеба, не лечить от болезней, поселить в плохих условиях, заставить работать до изнеможения, довести до самоубийства, отправить на войну и т.д. Только некоторые из этих способов запрещены государством».

То есть именно государство обладает не только монополией на насилие, но и доминирует в информационном пространстве, диктуя и то, какие действия считать насилием, а какие нет, кого считать агрессором, а кого нет. Часто государственная пропаганда игнорирует структурное насилие, но жёстко отвечает на сопротивление людей этой ситуации. В СМИ действия со стороны государства описываются слащавыми эвфемизмами вроде «применили необходимую силу», «ликвидировали угрозу», в то время как протестующих часто выставляют как беспричинных агрессивных маньяков. Читая в газете о результатах вооружённого столкновения протестующих с полицией, вы непременно увидите там, что полицейские были «жестко убиты», а демонстранты «устранены».

Сам термин «насилие» является довольно спорным и сильно зависит от контекста употребления, особенно в свете доминирования государственного дискурса. Важно понимать кому выгодно использовать этот термин в текущем контексте, а также какие существуют иные его трактовки.

Каждый сам для себя должен решить, какое насилие он считает приемлемым как необходимое, а какое нет. В контексте анархизма нужно понимать, что анархизм не осуждает некоторые формы насильственного сопротивления, но это нельзя назвать безоговорочным принятием любого насилия. Любая акция анархистов сопровождается тщательным изучением объекта для избежания случайных пострадавших. В частности, среди анархистов ведутся дискуссии о том, как избежать негативных эффектов, которые могут вызвать практики насильственных методов. Так, можно заметить деформированное восприятие реальности теми людьми, которые привыкли к регулярному или некритичному применению насилия, например, в условиях вооружённых противостояний. Насилие может стать инструментом формирования сознания, затруднив способность людей к эмпатии, самокритике, рефлексии, а также создав препятствия для социализации и успешной коммуникации с другими людьми. Поэтому анархисты говорят о том, что мы не должны осуждать людей, готовых защищаться с применением насилия, но очень осторожно и критично относиться к насилию как инструменту.

Список литературы:

  • «Beautiful Trouble» Эндрю Бойд и Дэйв Освальд Митчел
  • «Черные флаги и ветряные мельницы» Скотт Кроу
  • «Как ненасилие защищает государство» Питер Гелдерлоос
  • «О насилии» Славой Жижек

Список фильмов:

  • Битва в Сиэтле
  • Школа Диаз
  • Если дерево упадёт
  • Лицо под маской: Фронт освобождения животных
  • Спасённые: Освобождение животных
  • Мате, глина и производство
  • Иуда и чёрный мессия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.