Мясо с привкусом свинца

Острый скандал разгорелся вокруг открытия ресторана «Поедем, поедим» недалеко от места массовых расстрелов в Куропатах. Уже вторую неделю возле ресторана дежурят общественные активисты и требуют закрытия ресторана. Уважая смелость протестующих, следует отметить, что часто с их стороны звучат наивные вопросы, массовость которых всё же побуждает к ответу.

«Просто истории» не бывает

Как и накануне празднования 100-летия БНР, многие люди недоумевают, почему же власти так противятся мероприятию с акцентом на историческом событии, а не современном политическом лозунге. Многие исторические события были связаны с политической жизнью общества и даже если срок их давности насчитывает тысячи лет, они не переходят в разряд выхолощеного культурного наследия. Не нужно быть выдающимся политически аналитиком, чтобы провести параллели между крестьянскимибунтами XVI-XVII вв. и нынешним положением простого населенія. Поэтому памятник Франциску Скарине стоит в центре Минска, а Василю Ващиле нет. Власти готовы переименовать улицу названную именем убийцы царских чиновников, потому что «эта личность не связана с Беларусью», но предпочитают оставить названия в честь советских бюрократов и русских поэтов. Поэты белорусские слишком часто писали о независимости страны и тяжёлом положении крестьян и рабочих – их имена могут оскорбить „кое-чьи“ чувства.

Исторический факт не может существовать сам по себе, вне его интерпретации. Идеология современной Беларуси во многом строится вокруг ностальгии по всесильной советской бюрократии. Именно поэтому про памятник Держинскому гордо говорят «это наша история, мы не должны её стесняться!», а про БНР и Куропаты «это всего лишь история, не спекулируйте на теме»; поэтому 7 ноября стал живым памятником советским демонстрациям, а не революции, в честь которой демонстрации проходили; поэтому уже давным давно выхолащивают смысл из Первомая превращая его в «день весны и труда». К слову, тем же самым занимается и либеральная оппозиция уже в угоду своей идеологии, упорно называя тот же Первомай советским праздником. Хотя в эпоху интернета только ленивый может не знать, что День солидарности трудящихся был утверждён Интернационалом в память об анархистах боровшихся за 8-часовой рабочий день и убитых полицескими, причём во времена, когда СССР ещё и в проекте не было. Большинство исторических событий так или иначе могут быть увязаны на современную политику. В отказе от таких параллелей нет повода, а отвергать связь может лишь демагог.

Советские преступления покрываются ещё и потому, что суть современной правящей элиты идентична той, что была 80 лет назад. Идеологическая ширма слегка изменилась, но она и в прежние времена не несла много смысла. А вот авторитарный характер режима налицо. Нынешний белорусский диктатор молчит о расстрелах в лесах по той же причине, по которой Путин стесняется избиения мирных протестующих казаками в Российской империи. Эти явления не остались в прошлом.

Бизнес — на стороне сильных

Ещё одним шоком для нынешних протестующих стало выявление коррупционных схем, повязанности бизнеса и власти. До тех пор, пока существует система, в которой чиновник обладает властью и может продать свои услуги, он будет ими торговать. Никакие показательные суды не изменят ситуации, как не меняли её последние 20 лет. Лишь в силу того, что риторика режима построена на борьбе с коррупцией, бизнес и чиновников периодически потряхивают, чтобы держать в узде и заставлять воровать более скрытно. Однако, сама коррупция никуда не делась. Куплено всё снизу до верху и пока ты лоялен власти в достаточной мере — можешь не опасаться проверок. Мошеннические схемы находятся везде, где их ищут. Куропаты имеют общественный резонанс, поэтому там эту схему нашли, как нашли дедовщину в деле Коржича. Наличие коррупции в строительстве ресторана в Куропатах не является показателем особой заинтересованности режима в том, чтобы застроить расстрельное место. Это лишь очередное подтверждение вороватости этого режима.

Протестующие против открытия ресторана успели выработать довольно выигрышную тактику экономической блокады заведения. Они отлично понимают, что хозяин не будет держаться за заведение, которое окажется нерентабельным и отступит. Несмотря на это, даже от авторитетных лидеров мнений до сих пор раздаются голоса о том, что следует перевести протест в легальное русло и заниматься поиском юридического решения проблемы и подписями петиций и обращений. То есть тех форм борьбы, которые уже неоднократно показывали свою провальность. Анархисты выступают резко против таких самоограничений и попыток вести цивилизованный диалог с нецивилизованным режимом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Межы пратэсту — хто ўсталёвае і каму яны карысныя? https://pramen.io/ru/2018/06/mezhy-pratestu-hto-ustalyouvae-i-kamu-yany-karysnyya/

Какую позицию в отношении защиты Куропат занимают анархисты? Анархисты как в частном порядке, так и коллективно участвуют в огромном множестве проектов по защите окружающей среды, охране культурного наследия, занимаются благотворительностью и развитием взаимопомощи, проводят исторические лектории. И всё это на постоянной основе. Однако, центром нашей борьбы всегда было и будет политическое переустройство общества. Именно политические причины приводят к тому вороху последствий, с которыми потом борется гражданское общество от экологов и феминисток до археологов. Мы всегда замечаем кощунство властей, политический подтекст исторических событий, осознаём дружбу государства и капитала, вскрываем коррупционный характер власти и призываем бороться немедленно и только действенными способами.

Нашпигованы свинцовыми пулями не только белорусские леса, но и сами мысли и тела белорусов как будто скованы тяжёлым металлом. Нет смысла пинать мёртвого тирана, если не собираешься скинуть тирана живого; нет смысла бороться с нынешним режимом, если не хочешь устранить государство как таковое; нет смысла в возражениях, если они не обрели форму настоящего протеста. А уроки прошлого должны придать решимости.

Юрий Белов для pramen.io

Мясо с привкусом свинца: 1 комментарий

  • 16.06.2018 в 17:00
    Permalink

    Если протест продержится дольше месяца, что редкость в белорусских условиях, то прогнозирую три варианта развития событий:
    1) Концец июня – начало июля. Брутальный и неожиданный силовой разгон протестующих с арестами и прочими прелестями. Возможно просто нападение силами титушек. Необходимо создать силы самообороны в количестве хотя бы 4-5 человек, готовых к силовому противостоянию. Чуть менее вероятен сценарий, когда власти попытаются оцепить место силами милиции. От этого предостерегла бы круглосуточная вахта, но она отнимет гораздо больше сил.
    2) Середина июля. Утомлённый многочисленными штрафами и арестами костяк протестующих отойдёт от дел, а остальные воспримут это как спад энтузиазма из-за чего протест заглохнет сам собой. В качестве решения необходимо всё время усиливать информационную поддержку, чтобы каждый новый день протеста выглядел энергичнее прежнего, несмотря на падающее количество участников, а также призвать к периодическим массовым акциям с участием людей из регионов.
    3) Начало августа. Каждое предприятие планирует пару первых месяцев работать в убыток, но дольше – смертельно. Хозяева внезапно призовут к диалогу и попытаются откупиться незначительными уступками. Вроде «ресторан останется, но мы может быть когда-нибудь поставим рядом мемориал за свой счёт». И прочее кормление «завтраками». Ну а что ещё может предложить ресторан?
    Если протестующие не купятся на попытку вернуть их по домам лестными обещаниями и в обмен на призыв к переговорам ответят ультимативными требованиями с угрозой бессрочной блокады, то могут при стечении обстоятельств добиться полной победы к концу сентября.

    Наиболее вероятен второй вариант, к сожалению

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *