Как заставить анархизм работать. Часть 3

Продолжение.

Часть 1: https://pramen.io/ru/2018/04/pochemu-uhodyat-iz-anarhizma-i-kak-zastavit-anarhizm-rabotat/

Часть 2: https://pramen.io/ru/2018/11/kak-zastavit-anarhizm-rabotat-chast-2/

Анархизм умеет быстро завоёвывать умы и сердца, обличая несправедливость, злоупотребления, жестокость и абсурдность общества, в котором мы живём. Эта политическая философия предлагает не только критиковать общественные устои, но и бороться с ними, предлагая взамен более разумные и справедливые. Правда, успехов в этом деле особо не видно. Последняя всеохватывающая реализация политического идеала анархистов пришлась на гражданскую войну в Испании и закончилась вместе с ней. После разгрома испанских анархистов история не знала больше ни одной попытки построения чего-то подобного со своей армией, правовой системой и особенностями экономики. Даже в годы подъёма анархисты могли лишь встать в авангарде более широкого движения и угаснуть вместе с ним либо остановиться на уровне автономного квартала в каком-нибудь европейском городе.

В плане отсутствия актуальных политических программ анархисты мало чем отличаются от прочих левых — фактически весь этот политический спектр переживает злокачественное перерождение, тяготеющее по итогу к «светлому прошлому», когда всё было гораздо проще и понятнее. Некоторые настолько упорно отрицают реальность, что становятся неотличимыми от фашистов, но в этой статье пойдет речь о тех, кто всё же остаётся верен ценностям анархизма.

Анархизм без прямого применения имеет свойство превращаться из политической философии в религиозную, в том смысле, что вместо конкретной работы, направленной на освобождение людей от бедности и бесправия, движение занимается шлифованием своих добродетелей, превращая свои ценности из ориентиров в оторванные от жизни догматы, из которых следуют жёсткие правила в монастырском духе: «этого нельзя, так не по анархии, то мы уже проходили, а вот такое погубило испанских анархистов в ходе гражданской войны» и тому подобное. История движения и мысли обрастает категоричностью, а активность сводится к очищению от «ереси» и повторению единственно допустимых действий.

К примеру, уличные акции протеста, участие в «правильных» забастовках, избиение фашистов или забрасывание полицейских отделений коктейлями Молотова не перечат священному своду правил и вполне допустимы. При этом более ответственные политические действия, вклинивающиеся в иерархию власти и собственности на уровне выше декларативного или мелкого вредительского, уже вызывают сомнения. Какие цели при этом ставит для себя такая форма анархизма — не совсем понятно. То есть, конечная политическая цель для любого сподвижника — «бесклассовое и безгосударственное общество», но никакой реалистичной стратегии достижения этой цели почти не наблюдается. Конечно же, есть группы, которые прописывают серьёзные и вполне воплотимые программы, однако они — лишь капля в море анархистской вульгарности, которая больше нацелена на построение комфортного сообщества и самореализации в нём, шлифование особой, «правильной» морали и искоренение «неправильной». Этим больны вообще все левые.

Причины такого отношения к политической работе у анархистов могут быть разными. Кто-то занимается играми разума от дефицита практики, а кто-то изначально имеет слишком идеализированные представления о предмете анархистской политической философии. Иные люди и вовсе органичнее смотрелись бы среди фашистов — настолько они фанатичны, агрессивны и склонны к самоутверждению за счёт окружающих. Да, вождистские движения среди анархистов, к сожалению, не редкость. Таким образом анархизм становится совершенно безопасным для политического режима, с которым будто бы сражается. Радикальные русские и беларуские группы при всей своей бескомпромиссности, храбрости и готовности к самопожертвованию смогли лишь незначительно попортить государственное имущество и расселиться по тюрьмам. Очевидно, что анархистская субкультура может только сформировать общественную нишу и работать на её благо. В ней анархисты могут как проводить с комфортом время, общаться, мечтать и лелеять свои добродетели, так и вымещать накопленную агрессию, получать адреналин. Общественно-полезные и даже политически грамотные согласно анархистской философии занятия вполне могут присутствовать в программе развлечений этих тусовок.

Именно поэтому вопрос лежит не только в качестве человеческого материала анархистского движения, но и в способах и целях его применения. Хорошая дисциплина сделает бойца даже из самого законченного разгильдяя, но без ясных, реалистичных и общественно-полезных целей борьбы, без продуманной стратегии и тактики у анархистов будут только разочарования или напрасные жертвы. Анархистская субкультура — это далеко не конечная станция для человека, который в неё попал — большинство анархистов успешно оттуда выходит и продолжает развиваться дальше, при этом полноценно участвуя в политике. А те, кто остаётся — с комсомольским задором плюют им в спину, будто не понимая, что их собственное детище и подавно не похоже на общество реальной борьбы за лучший мир, в котором имел бы честь состоять каждый честный человек.

Исходя из этого, было бы разумно избавиться от излишне возвышенных политических ожиданий и стандартных «ответов на все вопросы», ставших для анархистов не столько обобщённым ориентиром, сколько идеологией, которая заполняет нехватку знаний в области социологии, политологии, экономики и прочих социальных науках. В первую очередь, анархистам стоит поставить перед собой вопрос: чего мы хотим и как этого добиться? После размышлений стоит задать ещё один: а кому это нужно, кроме нас самих? Действительно, если анархисты хотят изменять общество, оставаясь наравне с ним, им следует выяснить, кто и чего в этом обществе хочет.

Невероятно большое число анархистов занимается построением движения ради движения, не сильно задумываясь, зачем оно вообще нужно и как оно поможет менять общество. В субкультуре нет ничего плохого — они тоже нужны, но, имея в сердце огонь и волю к переменам, было бы странно заниматься игрой в песочнице. Субкультура анархистов — не более чем сфера общения, которую никак не превратить в революционную машину без реалистичной цели и средства её достижения. Анархизм должен быть логичным и понятным. Случайный человек должен соглашаться с анархистской агитацией, а не смеяться над ней. Для этого анархистам стоит заниматься тем, что работает, и говорить о том, что оправдано. Эти вопросы мы рассмотрим в следующих частях цикла «Как заставить анархизм работать».

Источник: https://www.nihilist.li/2018/10/17/kak-zastavit-anarhizm-rabotat-3/

Как заставить анархизм работать. Часть 3: 8 комментариев

  • 25.11.2018 в 18:05
    Permalink

    ахаха, Прамень, что ты делаешь, ахаха, прекрати!

    Кто-нибудь, скажите автору, что его социадел-демократические воззрения с рассуждениями про собственную армию и правовую систему не имеют отношения к анархизму. Не удивительно, что он не знает чем анархисты отличаются от остальных левых, если он не только актуальную повестку движения не изучил, но и в принципе имеет смустное представление об идеалах анархизма.

    Автор считает вклинивание в иерархию ответственным политическим действием; что анархизм это субкультура из которой должен человек должен выйти и полноценно участвовать в политике; предлагает избавиться от излишне возвышенных политических ожиданий (но при этом «поставить перед собой вопрос: чего мы хотим и как этого добиться?») и т.д.

    Только в конце текста внезапная вставка с критикой субкультурности анархистов (по тем же банальным лекалам что и её критикуют минимум последние лет 20) не связанная с остальным текстом.

    Такое точно стоит публиковать? Ради чего?

    Ответ
  • 25.11.2018 в 18:50
    Permalink

    Скиньте промню свои контакты, он теперь будет все тексты скидывать на одобрение анархо-анархистскому комитету.

    Ответ
    • 25.11.2018 в 19:03
      Permalink

      При чём здесь одобрение, если в тексте очевидная чушь? Сплошная социал-демократическая демагогия про real politic и приземлённые цели. Это критиковалось анархистами уже тысячу раз. Не вижу ни одной причины по которой этот текст можно было бы признать ценным или интересным. Если вы видите, то объясните. А если нет, то зачем забивать эфир?

      Ответ
  • 25.11.2018 в 19:06
    Permalink

    При чём здесь одобрение, если в тексте очевидная чушь? Сплошная социал-демократическая демагогия про real politic и приземлённые цели. Это критиковалось анархистами уже тысячу раз. Не вижу ни одной причины по которой этот текст можно было бы признать ценным или интересным. Если вы видите, то объясните. А если нет, то зачем забивать эфир?

    Ответ
    • 26.11.2018 в 00:19
      Permalink

      Этот текст ценен тем, что задает вопросы. А также тем, что предугадал Ваше поведение: практически сразу нашелся человек, который объявил сомнения ересью.
      Есть факт: по окончании гражданской войны в Испании анархизм перестал оказывать какое-либо заметное влияние на общество. Простые люди не знают, что такое анархизм; из тех, кто слышал — не воспринимают его серьёзно, считая развлечением подростков. Группы анархистов разрознены, не имеют четкого плана достижения своих целей, имеют проблемы с донесением своих идей до целевой аудитории.
      Первый шаг к решению проблемы — признать ее наличие.

      Ответ
      • 26.11.2018 в 16:21
        Permalink

        Этот текст именно тем более всего НЕ интересен, что большую его чатсь составляют банальные вопросы и констатация проблемы, которую уже давно признали все анархисты и каждый по-своему пытается найти выход. Но хуже этого то, что в данном тексте также есть попытки наряду с проблемами субкультурности и маргинальности анархизма, догматичности лозунгов и символизма практик (всё это современные анархисты признают, к вашему ведому) обвинить в неудачах анархизма его цели, анархизм как идею, его глубину и революционность (ЦЕЛИ, Карл! Т.е. мы замахнулись на слишком сводобное общество, нужно идти в парламент и требовать реформировать пенсионную систему). Это, кстати, называется социал-демократией, если кто не знал и призывы подобные этому тексту также существуют уже лет 100.

        Чтобы понять насколько они правомерны предлагаю изучить пример одной интересной страны — Финляндии. Все ведь слышали об успехах тамошних социал-демократов и преславутый скандинавский социализм? Так вот, социал-демократы там были сильны ещё с конца 19 века, как и везде сосуществуя одновременно с национал-демократами и рев. социалистами. Первые две категории были так или иначе представлены в законодательных органах и ничего существенного добиться не смогли аж до 1917 года. Потом известно что и + к этому ещё и независимость большевики подкинули на блюдечке. И вот в независимой Финляндии буржуа стали чесать репу и понимать, что при буржуазной риторике они власть потеряют и запросто получат эксы тех же масштабов, что и в Советской России, выходом было только беспретендентная поддержка умеренных социал-демократов, а также реформы социальной сферы. Тоже самое, кстати, происходило в межвоенных Польше (до 1926г.), Чехии, Словакии, Югославии.

        Без угрозы революции социал-демократы никогда не добились бы такой протекции. Честной гонки в большой политике не существует, а поэтому дейсвия анархистов могут носить лишь низовой характер, а их масштабы и серьёзность определяются в первую очередь численностью активистов, а не наличием галстуков и приземлённых требований. О привлечении новых людей в движение идут неиссякаемые споры (может так и должно быть), но социал-демократическая чушь здесь ни при чём. Как справедливо заметили, текст Мрачника это попытка сделать высокомерное открытие на ровном месте. Надеюсь, что этот текст на Промне лишь юмористический тест на адекватность читателей и всерьёз интересным его никто не считает.

        Ответ
  • 26.11.2018 в 09:56
    Permalink

    В который раз читаю статьи Мрачника и кроме ощущения, что автор невероятно высокомерный человек ничего не могу вынести… Критика идеологизированности, субкультурности, вождизма, указание на необходимость развития стратегии — это истины о которых сегодня говорят наверно все, кто хоть что-то говорит о путях развития анархизма. От Петра Рябова до Народной самообороны, от Иркутска до Киева. Вот и остается впечатление, что автор просто пересказывает очень распространенные идеи, но делает это с невероятным чувством собственной важности, попрекает всех вокруг типо «я такой мыслю свободно, а вы такие зашоренные, когда уже до вас дойдет». Так если ты такой умный, зачем задаешь вопросы, которые уже сто раз заданы, лучше бы вынес на обсуждение свой вариант ответов!

    Если же автор действительно знает группы и сообщества, не видящие проблемы в субкульутрности и отсутствия стратегии, то, пожалуйста, названия в студию. А то получается указывает на проблему, но не подтверждает её фактами.

    Ответ
  • 26.11.2018 в 14:03
    Permalink

    Согласен, что текст в некоторых частях больше похож на попытку оправдания собственных действий. Отрицание выводов, сделанных на горьком опыте революционных движений 20-го века не сможет нас особо далеко увезти без очередного штыка в спине.

    Что касается субкультурности, то тут сложно понять, о чем говорит автор — если разговор идет о некой милитантной субкультуре, где угарно закидать лампочками бигборд и что-нибудь подполить, то такая субкультура хоть и имеет место, но крайне ограничена в рамках всего нескольких анархических групп, если говорить о странах СНГ.

    Если говорить о субкультуре, которая существовала в нулевых вокруг панк и хардкор сцены, то этой субкультуры, как минимум в Беларуси, почти не осталось. С ее потерей мы потеряли на данный момент одно из ключевых мест прихода новых людей внутрь движения. Отчасти с этим можно связать кризис анархического движения в стране — с одной стороны мы отдалились от молодежной музыкальной субкультуры, но на ее место не смогли предложить ничего, чем могло бы заинтересовать молодежь.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *