Как сохранить протестный потенциал? Рассказываем на примере анархистского движения. Ⓐ

Сейчас очень много надежд возлагается на весну, притом не предлагается (и публично не обсуждается) никаких новых форм борьбы с режимом. То есть распространена своеобразная вера в чудо. Было бы здорово, если бы оно произошло, но что будет с теми, кто активен сейчас, если ничего не изменится? Гайки закручиваются все сильнее, выживать в таких условиях становится все сложнее. Как не получить деморализацию людей и не растерять сторонников перемен? Выживаемости в условиях постоянных репрессий можно поучиться у анархистов. Мы хотели бы поделиться с вами особенностями, которые помогают нам оставаться в политическом поле на протяжении более 30 лет, и при этом не терять мотивации действовать дальше.

Анархистов в Беларуси не так много, но мы считаем, что наш тип организации можно без труда растиражировать на тысячи людей, тем более что многие из указанных ниже элементов многие протестные группы в Беларуси уже используют.

▪️Понимание, что изменения — это длительный процесс
Прежде всего, анархисты понимают, что не бывает однодневных революций, что люди, захватившие власть, не отдают ее по одной просьбе, что права не дают — права берут. Мы видим свою борьбу как процесс, ведь любое достижение можно критически переосмыслить и продолжать требовать улучшений. Это осознание помогает мыслить тактически, не спешить с выводами, преждевременно не огорчаться из-за видимых поражений. Мы понимаем, что события 2020-го — это продукт протестов прошлых лет, многолетнего развития культуры борьбы и растущего недовольства системой.

▪️Принятие репрессий как одной из составляющих активизма
Поскольку не так просто свергнуть режим, тем более небольшой группе анархистов, мы понимаем, что за каждое слово и действие против мы можем быть наказаны этим режимом. Вступая в ряды анархистов, человек понимает, что это будет стоить ему больше проблем, чем удовольствия, и зачастую даже свободы. Это отсеивает часть людей, зато остаются действительно мотивированные и идейные люди. При этом анархисты с пониманием относятся к тем товарищам, которые не выдерживают психологического давления, связанного с репрессиями. Мы никогда не высмеиваем и не пристыживаем людей за страх или неуверенность — это позволяет людям оставаться в движении, пока они могут это выдерживать.

▪️Готовность к репрессиям
Одного понимания, что за каждым действием стоят последствия, недостаточно. Поэтому анархисты намеренно готовятся к репрессиям заранее. Мы изучаем оружие врага — методы слежки за нами, способы оказания давления, возможные слабые места — и учимся этому противостоять. Мы заранее формируем организации солидарности, например Анархический черный крест, который оказывает правовую и материальную поддержку активистам в случае проблем с законом. Мы анализируем каждое задержание, каждый взлом техники, поведение товарищей при общении с карателями, чтобы вынести из этого опыта уроки на будущее. Мы вырабатываем правила поведения в случае репрессий и порицаем отступления от этих договоренностей.

▪️Осознание важности психологической поддержки
Анархисты признают, что репрессии — это не только лишение свободы, физические повреждения и материальный урон, но и разрушение нашего психологического здоровья. Некоторые репрессии нацелены как раз на развитие ощущения паранойи, страха, недоверия к единомышленникам, потери смысла деятельности, психологического истощения. Поэтому мы бережно относимся к психологическим состояниям друг друга, организовываем группы поддержки, мотивируем товарищей ходить к психотерапевту, уделяем время обмену эмоциями на собраниях. Мы стараемся критиковать культуру вины за страх, неэффективность, неспособность быть активным, неуверенности в целесообразности действий.

▪️Культура безопасности
Противодействие репрессиям — это не только умение вести себя на допросах. Это еще и целый набор ежедневных практик, которые усложняют слежку за анархистами и попытки внедриться в движение. Опытные активисты стараются не пользоваться телефонами, используют только зашифрованные средства онлайн-связи, не пытаются узнать адрес или место работы друг друга. Считается дурным тоном спрашивать, чем занимается тот или иной активист, или кто участвовал в акциях. Анархист предпочитает знать только то, что касается непосредственно его или ее, и знать как можно меньше о деятельности других людей. Мы постоянно отслеживаем инновации в области деанонимизации в интернете, установки новых камер, покупки органами средств для взлома телефонов и прочих технологических решений для получения информации.

▪️Выстраивание личных доверительных связей
Этот пункт напрямую связан с культурой безопасности. Чтобы доверять товарищу, необходимо неоднократно побывать с ним в проблемных ситуациях. У анархистов распространено поручительство, но тот, кто ручается, должен быть уверен в надежности человека, иначе он может подвести многих. Не может быть и речи о том, чтобы формировать радикальные группы на основе онлайн-знакомств.

▪️Стратегическое мышление
Из-за того, что для анархистов перемены — не сиюминутны, они стараются мыслить в долгосрочной перспективе, прикидывая выгоды и потери от конкретных действий. Если мы понимаем, что какая-то акция принесет мало результата, но лишит свободы нескольких товарищей, мы можем выбрать другой метод донесения своих идей.

▪️Бескомпромиссная позиция
Анархистов часто обвиняют в том, что их представления о будущем туманны. Нас это не трогает, потому что будущее делается совместно с народом, а не по алгоритмам, задуманным анархистами. Зато мы точно знаем, против чего мы выступаем и почему. Мы не согласны на полумеры, не отрекаемся от своих требований за несколько поблажек. Мы идем до конца, даже если это означает борьбу на протяжении многих лет или даже всей жизни.

▪️Наличие закрытой и открытой инфраструктуры движения
Про анархистов в Беларуси известно мало по двум причинам: во-первых, нам не позволяют открыто и широко распространять свои идеи, во-вторых, мы сами предпочитаем делить свою активность на внутреннюю и внешнюю. Внешняя — это публичные инициативы движения, направленные на демонстрацию практик и распространение идей. Внутренняя призвана поддерживать движение в рабочем состоянии — развитие активистов, обмен опытом, психологическая, материальная поддержка. Именно это позволяет нам даже в условиях полуподпольного существования привлекать новых людей и постепенно вовлекать их в закрытые активности.

▪️Горизонтальная структура движения
Основная головная боль режима в том, что у анархистов нет лидеров, без которых движение перестанет существовать. Любую партию можно обезглавить, надавив на активных людей или физически изолировав их. Лидерами анархистов часто называют тех, кто публично заявляет о своей позиции или тех, кого каратели считают наиболее опасными и влиятельными в движении. На самом деле, от посадки Дедка, Олиневича и любого другого анархиста, в движении не меняется почти ничего, потому что мы стараемся устранять иерархии и экспертность отдельных людей. Вместо того чтобы поклоняться уникальности каких-то активистов и накоплению в их руках определенной «власти», мы стараемся обучать друг друга, меняться на разных ролях, чтобы не возникало незаменимых людей.

▪️Выбор в пользу децентрализации и автономии
Отсутствие людей, которые «знают, как правильно» и управляют другими, порождает децентрализацию. Анархическое движение — это набор небольших ячеек, в которых люди объединяются по интересам или по роду деятельности. Эти ячейки могут стихийно возникать и распадаться, а также ситуационно взаимодействовать. Каждая ячейка сама решает, что она делает, зачем и какими методами. Из-за этого вывести из строя все движение практически невозможно.

▪️Постоянное переосмысление методов борьбы
Мы учимся быть эффективными в том, что делаем. При обсуждении любой акции мы думаем о том, чего хотим ей добиться, реально ли это сейчас и с таким количеством ресурсов и людей. Нужна ли такая акция или это будет действие ради галочки? На что прямо сейчас следует направить усилия, чтобы не распыляться? Делаем ли мы это, чтобы не чувствовать себя ущербно, или это действительно что-то меняет? Такие вопросы мы периодически себе задаем.

▪️Товарищеская критика
Анархизм предполагает отсутствие принуждения, поэтому мы можем лишь убеждать друг друга, но не заставлять действовать так или иначе. Порой одна часть движения может быть несогласна с действиями или методами другой — мы не скрываем это, а наоборот уважаем вариативность подходов, при этом анархисты часто критикуют друг друга. Если это происходит без попытки задавить чужой подход, такая товарищеская критика только позволяет нам развиваться и обсуждать разные идеи.

▪️Уважение к потребностям и возможностям людей
В анархизм приходят разные люди, с разными нуждами и количеством времени и ресурсов, которые они готовы вкладывать в деятельность. Эффективная ячейка всегда обсудит то, чем готовы жертвовать люди ради дела и чего от них ожидать не стоит.

▪️Уважение к неготовности людей что-то делать
Анархизм порой предполагает радикальные действия, столкновения с системой, проблемы. Не все готовы на это. Честное обсуждение помогает понять, чего стоит и не стоит ожидать от товарищей, какие роли они готовы выполнять. Если это не проговорить, люди будут уходить либо чувствовать себя небезопасно, либо послужат источником проблем во время репрессий. Те, кто идет на радикальные действия из-за боязни признаться в своей неготовности или не понимая всех последствий, с большей вероятностью пойдет на сделку со следствием.

▪️Развитие культуры коллективного досуга
Не всегда ведь бороться — нужно и отдыхать. Лучше делать это вместе, чтобы укреплять связи между единомышленниками. Да, наши концерты, спортивные соревнования, поездки в лес тоже накрывали мусора еще когда это не было мейнстримом, но мы не собираемся отступать! Общий культурный код — музыка, интересы, книги, лекции, времяпрепровождение — помогают развивать идентичность.

▪️Международные связи и опыт
Анархизм — глобальная идея, а анархисты есть практически в любой стране. Это позволяет нам не оставаться наедине со своими проблемами, мы изучаем опыт протестов в других странах, привносим что-то оттуда, а они всегда восхищаются тем, как мы продолжаем борьбу в таких невыносимых условиях. Нам всегда есть у кого остановиться или даже остаться жить в другой стране, товарищи помогут найти работу и примут в местный анархистский коллектив. Взаимопомощь совершенно незнакомых тебе людей, с которыми вас объединяет только политическая идентичность, — бесценна.

▪️Солидарность товарищей
До недавнего времени анархисты могли рассчитывать на солидарность лишь своих товарищей из других стран. Она проявляется всегда по мере роста репрессий — нам предлагают разного рода помощь, посольства Беларуси без конца атакуются анархистами в разных странах, заключенным анархистам стекаются потоки открыток из разных стран. Что и говорить, книга Игоря Олиневича «Еду в Магадан» была переведена на десяток языков нашими товарищами — скорее всего, после Светланы Алексиевич он самый переводимый беларуский автор.

Как было сказано выше, многие из этих элементов уже присущи различным дворовым коллективам, а некоторые только развиваются. Уход в подполье — это не самая лучшая тактика, но к сожалению это то, что пришлось сделать анархистам для выживания. Мы надеемся, вам пригодится наш опыт и перемены настанут быстрее, чем нам кажется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.